Тайный Город

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тайный Город » Наследники » Москва, где-то под землей>>20 ноября, 18:00


Москва, где-то под землей>>20 ноября, 18:00

Сообщений 1 страница 30 из 40

1

Описание локации
Мало кто из жителей столицы знает о существовании Лабиринта - огромного царства катакомб, спрятанного глубоко под землей и населенного странными существами - осами. Странными для челов, но вполне привычными для обитателей Тайного Города. Подземелье принадлежит им, и незваных гостей они не слишком любят. Но и на поверхность не часто выбираются, предпочитая находить корм для питомцев - огромных крыс - у себя дома. А остальные люди и нелюди предпочитают жить, работать и заниматься прочими делами на поверхности.
А кому принадлежит пространство между Лабиринтом и верхним городом - подвалы расселенных домов, заброшенные бомбоубежища и замороженные стройки? Места, до которых никому дела нет.
Свято место пусто не бывает. Кто поселился, тому и принадлежит...

0

2

Любопытство всегда двигало любым живым существом, когда дело касалось чего-либо, вне зависимости, познание ли это мира или просто наработка жизненного опыта. Да, в этом плане многим нечеловеческим расам Матушка-Природа дала преимущество в виде более долгой жизни, нежели у челов. Но в обмен на долгожительство, она наградила челов талантом совать нос во всё подряд без разбору, плюнув даже на то, что место, куда представитель господствующей расы решил заглянуть из любопытства, откровенно опасное. Впрочем, такие часто считались дурнями, каких поискать, и быстро, пусть и не всегда, избавляли мир от своего присутствия. Всё же даже у этой категории челов авантюрность была разумной и могла сосуществовать с не менее разумной осторожностью. Остальные же из этой категории думают давно отвалившимся хвостом.
Наденька, по природе своей, авантюристкой, ни думающей хвостовым оперением ни разумной, не была. Сама девушка считала себя трусом, каких поискать, да ещё и с атрофировавшимся ещё детстве любопытством, если оно вообще было. Однако, когда она, возвращающаяся домой из института и добираясь, по выражению мамы, «как всегда через Магадан», боковым зрением увидела что-то мелькнувшее не то из переулка, не то в него, Вафле, внезапно даже для неё самой, стало интересно, что же там такое? Пока что она сумела разглядеть только то, что мельтешащее существо было очень небольшого роста (если так можно выразиться). Внутри будто пёрышком защекотало: а почему бы не посмотреть, что это за существо? К какой расе принадлежит? Может, это нечто новенькое, о чём ни один Великий Дом не знает? Почему бы не глянуть, куда оно побежало? Что у него там было? Нора? Гнездо? Хатка, как у бобров?
Ну да, хатка… бобровая, ага. Будто мы где-то на реке находимся, а не на ТТК, фактически в центе Москвы!
Ну да любопытство этим не успокоилось. Ну подумаешь, несколько утрированно уточнилось про хатку – были же ещё варианты.
Так Вафлю не раздраконивало на «ой, а что там?» давно. Отвалилось подобное ощущение ещё в шестилетнем возрасте вместе с верой в Дедушку Мороза. А что, домой она, вроде как, не торопилась, так почему б не глянуть?
По идее, от бело-голубого пумовского рюкзака, с которым она ходила на учёбу, надо бы было избавиться пока, сунув его хотя бы в камеру хранения вокзала, оставив в кармане тёмно-синего зимнего пальто, украшенного белым кантом «под мех» по капюшону и рукавам, лишь мобильник да паспорт (мало ли что), но девушке было элементарно лень. Да и вдруг мелькнувшее пропадёт окончательно.
Завернув за кинотеатр "Прага" и прошествовав по переулку, Вафля оказалась разочарована – ничего!
Неужели, показалось?
Однако, стоило Наде повернуть назад – и вот оно!
Краем глаза белокурая вновь увидела нечто, мелькнувшее вдоль домов и завернувшее на Первую Квесисскую улицу в сторону Башиловской улицы. Резко затормозив и развернувшись, она поспешила этим промельком, прекрасно понимая, что, может, делает это зря, что, может, это была крыса какая-нибудь или кошка бродячая, заставляя думать, что, может, и впрямь ничего особенного и сорвалась?
Или нет… - вопреки этим доводам разума, пресловутая чуйка, помноженная на любопытство, требовала следовать за мелькнувшим непонятно чем. -  Забавно, но оно раньше в переулок уходило, а теперь – по улице…О! Кажется, вот оно!
Быстрая ходьба и бег, как отдельные дисциплины физической культуры, не были сильными сторонами Нади, ей всё же ближе была кулинария, а на улицу для пробежки её впору было выгонять пинками. Но тем не менее, девушка всё же погналась за непонятным существом, которое, как видела теперь Вафля, макушкой, по примерным её прикидкам, доставало ей где-то немногим выше колена, максимум – середины бедра, но и только. Причислить его к каким-либо питомцам Ордена Надя не рискнула – вид у «зверушки» был оригинален даже для полного мифических существ зверинца чудов. Причём оригинален именно в простоте: кто-то будто бы скрестил собаку с крысой, да поставил получившееся существо на задние лапы, приучив так ходить. Насколько оно разумно было не менее интересно.
Вопрос только в том, что с ним делать, если удастся поймать? Нелюдей на этой улице,вроде не так много, но наверняка я, гоняющаяся за этой…этим… в общем, за неизвестным науке зверем, как подорванная, выгляжу более чем странно… Впрочем, едва ли им есть какое-то дело до этого…
Чёрт, только не во дворы!

Видимо, существо почувствовало, что за ним гонятся и пыталось оторваться, не приведя преследователя в своё логово, нарезая круги по улицам, расположенным между Ленинградкой и Бутырской улицей, пару раз выскакивало на железнодорожное полотно,но это для него оказалось сложной задачей: на что Наденька неважнецкая бегунья, но и она если не догоняла, то хотя бы не теряла крысособа из виду, уверенно следуя за ним. Точнее, следовала, пока тот не нырнул в те пресловутые дворы, где гоняться за ним оказалось на порядок сложнее – припаркованные на ночь автомобили, мусорные баки и просто необходимость быстро замечать, куда свернуло существо, сыграли зверьку на лапу, позволив юркнуть в подвал одного из домов, дверь в который была раскрыта нараспашку (Куда коммунальщики смотрят?!). Причём Вафля этот манёвр оцифровала не сразу.
- Зараза! – девушка остановилась у лестницы к двери подвала. – Издевается, что ли? Или в догонялки поиграть захотелось? Соединив их с прятками и салочками?..
Лезть в незнакомый подвал в малознакомом… ладно, чего уж там, почти незнакомом районе жутко не хотелось, однако, то пёрышко, которое до этого подначивало последовать за «милой» и чудной зверушкой, и тут сыграло свою роль, защекотав именно сейчас, требуя спуститься вслед за крысособом.
- Я ещё прокляну это своё решение, – проворчала Белобрыска, тяжело топая по ступенькам. – Не знаю, в какой момент, но я прокляну всё то, что сейчас делаю…
Стоило войти в дверь, как по позвоночнику пробежали мурашки, словно кто-то провёл холодными пальцами. Голову на миг словно бы сжало обручем, сразу же, впрочем, отпустив, так что Надя даже не успела как следует испугаться – настороженной-то она была уже при входе.
В подвале Наде доводилось бывать, но у неё в доме весь или почти весь подвал был задействован: под первыми подъездами хозяева продуктового магазина с цветочным названием оформили VIP фитнес-зал, который, естественно находился и под магазином тоже. С их стороны подвал оккупировали небольшие магазинчики-ларёчки на любой вкус. Сейчас они, вроде, существование своё уже прекратили, а вот фитнес-зал жив по сию пору. Да и что ему сделается, если хозяева достаточно богаты, чтобы чиновники «не видели» этого заведения во вполне муниципальном подвале?
Этот же подвал отличался. Во-первых, по ощущениям он был куда больше, нежели должен быть, и, если судить по размерам дома, выходил далеко за его пределы, то есть, внутри он был куда больше, нежели снаружи. Во-вторых, Вафле очень не понравилась какая-то противоестественная чистота: всё блестело так, словно уборщицы в восемь смен драили без продыху, невзирая на то, что их усилия могут привести к дыре в кафеле на полу или стенах (это момент, как и едва ощутимый запах дезинфекции, тоже изрядно смутил Надю). Но тем не менее, девушка вошла в это странное помещение, и несколько прошла вперёд.
Не хватало, чтобы дверь сама закрылась. Как в дешёвых американских ужастиках с тупыми до невозможности героинями, ухитряющимися у смертельно раненного друга спросить «Ты в порядке?»…
Может, это и было признаком мании преследования, но белокурая предпочла вернуться и прикрыть дверь за собой, а потом уж последовать дальше.
Дверей, обычных, открывающихся иногда от пинка ноги, Вафля не заметила. Да, были полотна дверей, но они были без ручек, а потому оставалось лишь догадываться, каким образом они могут отрываться.
Очень похоже на больницу… Но больница в подвале дома – это странно. Особенно, если открыта на законных основаниях. Как вариант – лаборатория. Но опять же – в подвале жилого дома? Сомнительно. Если законно. А если не особо – то запросто. В монастыре в Царицыно, вон, официально, то есть, для человеческих чиновников, тоже нет никакой больницы для нелюдей, а если заглянешь внутрь дальше двора – получишь весьма ошеломляющий результат. Может, здесь тоже нечто вроде того? Опять сомнительно. Эрлийцы слишком любят своё дело и деньги, которые за работу получают, чтобы открывать вольную вариацию на тему филиала Московской Обители в подвале жилого дома, и не важно, что, фактически, он находится на навской территории… Вроде.
Мелькнула мысль, что двери, мимо которых она прошла, были на фотоэлементах, однако, на приближение Нади они не реагировали. Не ломать же то, что едва ли сможешь сломать, не будучи, как минимум, спецназовцем! Не открылась – и шут с ней, дальше пойдём, может, окажется и незапертая дверь – куда-то же крысособ из этого коридора делся.
Коридор сделал поворот, другой, третий (между каждым поворотом было не более полусотни-сотни метров) и…кончился. Весьма, надо доложить, внезапно. Ясное дело, что едва ли были бы понатыканы таблички с надписью «Осторожно! Коридор кончается, за третьим поворотом!», но всё же… Было какое-то странное ощущение неправильной оборванности, словно коридор обрубили на половине длинны или просто не дожидаясь конца. Наденька даже от неожиданности едва в очередную дверь не вписалась носом, заметив её едва ли не в последний момент.
А вот, кажется, замок…
Рядом с дверью на стене находился прибор, больше похожий на считыватель отпечатков пальцев, какие Надя видела в некоторых фильмах. Но учитывая то, каким было помещение, понимала белокурая, что эта штука могла оказаться чем угодно.
Впрочем, трогать-то никто не запрещает…
- Генетический статус подтверждён. Добро пожаловать!
- Генетический статус? – прошептала девушка, морща лоб. - Кто же тут обитает? Словечки явно относящиеся к Тайному Городу, челов, не знающих о нём, такие выверты на тему генетического статуса, боюсь, удивят…
Она ожидала чего угодно, но не того, что тут будет машинка, определяющая генетический статус входящего в… Вафля огляделась. Везде мигало, где-то мерно гудел, выдавая звук вроде "Уммм,уммм", компрессор или нечто вроде него. Давешний крысособ, поняв, что преследовательница стала теперь нежелательной гостьей, отчаянно рычал и шипел на Белобрыску, но та не обращала на него внимания – вокруг и без крысособа было на что глянуть.
Пожалуй, что это всё же лаборатория. Вот только кто допетрил её тут сделать – вопрос…
- Ух ты! Красота какая!
Очередная полка была полна непонятными приборами, местами похожими на старые хронометры с ремешками. Смотрелось странно, но интересно и весьма симпатично. Достаточно симпатично, чтобы Надя немедленно нацепила на руку, лишь при близком рассмотрении заметив, что на месте циферблата старых часов стоит нечто вроде жидкокристаллического экрана. Пожав плечами, озадаченная девушка решила оставить попытки разгадать, что это за прибор на «чуть попозже».
Использовалась ли тут магия, Наденька понять уже не могла. Всё же неспособность видеть энергетические потоки были особенно злой шуткой природы тогда, когда эта способность очень пригодилась бы. Однако, в отсутствии столь полезной способности оставалось лишь коситься на экраны, показывающие непонятные диаграммы и графики, шелестеть бумагами на столе, да разглядывать лежащие по полкам этажерок, расположенных вдоль стен, непонятного назначения приборы. При прогулке по помещению в поле зрения попали тёмные очки, линзы которых отчего-то отливали то ли синеватым, то ли сероватым. Нацепив их поверх обычных очков, Вафля никаких особых изменений не увидела, разве что помещение стало чуть темнее, как обычно бывает, когда одеваешь солнцезащитные очки. Пожав плечами, девушка пошла дальше по помещению, машинально сунув очки в карман. Вернее, по помещениям, так как одна вход в другую лабораторию никоим образом не закрывался.
Ого! А тут у нас что? Эээ... Тут что, ещё и на челах экспериментируют?
Посреди следующей комнаты стоял резервуар, длинной несколько больше человеческого роста, и, как видела Вафля, он был далеко не пуст. Правда, вот прямо сейчас подходить и смотреть, кто ж там плавает, девушка не решилась – а вдруг оно живое? – решив для начала заглянуть в небрежно валяющуюся на ближайшем столе толстую тетрадь, судя по обложке – журнал дежурств.

«28 ноября 2013.
Доставили новый опытный образец. Ну и как с нею работать? То, что не возмущается активно, то есть, не вопит – радует, но она же напугана до крайности! Сколько раз говорил, чтобы вели себя предельно деликатно, а не доводили экспериментальный материал чуть ли не до истерики, она же сейчас заревёт от испуга… Может, вырезать ей слёзные железы? Хотя нет, глаза пересохнут. Ладно, найду, где у меня тут успокоительные – и после можно приступать…
Не забыть сделать копию образца, дабы родные разыскивать не начали. Спящий, когда я поставлю это дело на поток? И поставлю ли? Наверное, не стоит, а то копии глючить будут.

29 ноября 2013.
Опытный образец 18/6 храпит, как рота солдат. Вот уж не ожидал! А вроде девушка, а не мужик в юбке… в смысле, в брюках. Или это всё же я храплю? Не важно, просто надо будет исправить, пока не начал копаться в генетических цепочках, а то мало ли что приключится.

2 ноября 2013.
Пятый день, полёт нормальный. Мелкие недочёты природной физиологии образца 18/6 исправлены, в генетике копался не особо сильно - пришло на ум несколько новых идей, но у образца стресс, пожалуй, стоит перетерпеть денёк-другой-третий, а потом приступать

5 ноября 2013.
Операции, проведённые сегодня, прошли успешно, хотя образец и жаловалась на боль, когда очнулась. Ну да ничего – подживут ткани, разработаются мышцы - и жаловаться не на что будет. Ещё, может, и "спасибо" скажет...

Ночь с 5 на 6 ноября 2013.
Возникли сложности нерабочего характера, потому, пока, придётся отправить образец 18/6 в летаргию на неопределённый срок, но приходить периодически, дабы проверить её состояние.

Утро 20 декабря 2013
Забыл! Чтобы мне в кошмарах Спящего оказаться! Забыл! На протяжении двух недель я сюда не заходил, просто забыв об этой необходимости, и пропустил момент, когда летаргический сон сменился комой! Крайне печально будет, если и этот образец погибнет, как и те, что были до неё. Очень надеюсь, что мне удастся избежать этого, потому как моя деятельность и так может привлекать ненужное внимание, да и устал я трупы на даче закапывать…»

Вафля откинула журнал, который, кажется, являлся банальнейшим дневником, который едва ли нёс всю полноту происходящего тут и едва ли мог служить отчётной документацией, словно он был гремучей змеёй: кто бы не был этот псих, он ставил эксперименты на живых существах! И едва ли к нему попадали только лишь челы: Тайный Город полон расами, как гороховый стручок – горошинами. И при том, что те несчастные умирали, он рассуждает, как ему надоело их хоронить, а не на тему, стоило ли вообще всё это затевать. Кошмар!
Помотав головой, в которой уже стали формироваться картины одна другой страшнее, Наденька подошла к резервуару с последней жертвой неизвестного экспериментатора. Она лишь кинула взгляд, но и этого оказалось довольно, чтобы ноги стали ватными и перестали держать внезапно потяжелевшее тело, а округлившиеся глаза не смогли оторваться от лица лежащей в чём-то вроде ихора девушки.
Вафля с трудом вернулась к столу, на котором валялся журнал, и упала на стул.
Но как… Я же тут!.. Или я…копия?..

Отредактировано Надежда Вайфэль (2015-10-19 16:04:20)

+1

3

Был поздний вечер. Известная всем по поиску приключений, новых заданий и неприятностей на свою голову, Мансур бродила по древнему городу. Собираясь закончить свою прогулку визитом к своей подруге Альке, одной из самых крутых хакеров во всей Москве, она уже направилась в сторону её дома и завернула во дворы, как вдруг увидела светловолосую челку, показавшуюся ей до боли знакомой. Максимально близко подобравшись к девушке и не планируя показываться на глаза, эрлийка узнала в ней Надю, или Вафлю, с которой ей несколько раз приходилось встречаться. Молодая девушка выглядела обеспокоенно, как-будто она искала что-то. Надо за ней проследить, - решила Ман, так как другого способа выяснить, чем так была занята челка, не представлялось возможности, и пошла за ней.
Впервые Мансур так тщательно следила за кем-либо: раньше ей приходилось наблюдать за кем-то более невнимательным и легкомысленным, например, за осом или КШ (Красной Шапкой).  Одновременно эрлийка старалась определить, кого выслеживает Надя. В конце концов, наемнице удалось узнать, что за существо пыталось спрятаться от наемницы в подвале. Это было маленькое и юркое создание, наполовину крыса, наполовину собака («Он мне оса, скрещенного с крысой напоминает – назову крысоос!»).  Туда же, в подвал, заскочила Надя – «великий искатель неприятностей», как её прозвали среди друзей.  Эрлийке тоже хотелось отправиться вслед за ними, однако сработало другое её качество – осторожность. Долго простояв и поразмышляв на тему, идти или не идти, Мансур решила через какое-то время отправиться в подвал и узнать, что же челка там обнаружила.

Спустя 5 минут…

Эрлийка очень долго, по её мнению, стояла и ждала, когда вернется её знакомая, и, полна решительности узнать, куда запропастилась её подруга, с полным боекомплектом добралась до того самого подвала, куда в последний раз зашла «Вафелька». Она с абсолютно спокойным лицом спустилась по ступенькам и обнаружила себя в комнате, очень сильно напоминающей ей коридор в неврологическом отделении Московской Обители: больно уж все чисто, просторно, да и разнообразие таких дверей может быть только в государственной поликлинике. «Очень это странно, но надо идти вперед и не останавливаться». Проходя по коридору, девушка замечала несколько не укладывавшихся в голове вещей: первое – двери без ручек, при том на полотнах, можно предположить, что они наподобие дачных сеток или  штор; второе – почти через каждые полтораста метров повороты; третье – везде все тише воды, ниже травы, как часто высказываются челы. Только Мансур предположила, что это окультуризованная часть Лабиринта осов, как вдруг её надежды рушатся – коридор упирается в тупик. Назад идти нельзя – если начал путь, то пройди его до конца. Вперед тоже некуда идти… И тут, может, к счастью, может и нет, эрлийка обнаруживает типичный для тайногородских лабораторий прибор для определения генетического статуса.
- И тут они? Что же, придется пройти этот экзамен в двухтысячный раз...
Положив большой палец к экрану прибора, девушка в ответ услышала:
- Генетический статус определен и одобрен. Добро пожаловать!
- Итак, тут еще и одобряют? До чего общество докатилось! – начала было возмущаться Мансур, как вдруг она увидела самую крутую лабораторию в жизни, даже покруче лаборатории в Обители. – Ничего себе, тут, как видно, живет очень продвинутый в медицине и биохимии человек.
Вокруг молодой эрлийки были большие шкафы, на каждой полочке которого аккуратненько стояли колбочки с различными веществами: одни испускали легкую и приятно пахнущую голубоватую дымку, в других булькали кислоты с зелеными пузырьками, лопавшимися каждую секунду, словно они договорились и выстроились в очередь за тем, чтобы разорваться. В третьем колбочке Мансур обнаружила жидкость золотистого цвета. Рядом с этоим сосудом девушка обнаружила порошек такого же цвета в бархатном мешочке и спрятала его.
Мансур, полностью исследовав помещение, в котором находилась, нашла два входа в другие лаборатории и без доли сомнения вошла в первую, где в резервуаре лежала одна Надя в непонятном веществе, рядом с резервуаром такая же Надя сидела и смотрела на первую, находясь в предшоковом состоянии. Эрлийка очень быстро определила, где настоящая «Вафелька» - она ведь знала, как мог отреагировать пациент подобной процедуры, - и, аккуратно пробравшись к бедолаге, одновременно достав из рюкзака средства самозащиты («Понятия не имею, какая будет у неё реакция, поэтому надо подстраховаться»), дотронулась до плеча челки и спросила:
- Куда ты запропастилась и что успела натворить в этой лаборатории? Я уже волновалась за тебя!

Отредактировано Мансур Селестин (2015-05-23 16:52:29)

0

4

Надя пребывала в прострации. В полной. Ответить на вопрос, кто из них двоих – настоящая Надежда Адаманитовна Вайфэль, она не могла, но судорожно цепляясь за спасительную, хоть и довольно туманную надежду, что её «настоящность», не взирая на некоторые сомнения, в скором времени подтвердится. Других мыслей в голове не было, что делало оную голову похожей на пустую кастрюлю.
Прикосновение к плечу стало неожиданностью – Вафля полагала, что, кроме неё, в лаборатории никого нет, потому невольно подпрыгнула вместе со стулом, изобразив в миниатюре старт шаттла и сброс топливных ракетных ускорителей, в качестве которых выступил стул.
- Манси! – выдохнула белокурая. – Испугала, блин!.. С чего это ты решила, что я вообще что-то тут творила? – нервно огрызнулась девушка, унимая сердцебиение. – Это же не моя лаборатория… Я тут впервые…  Просто прошлась и посмотрела. И да, я с некоторых пор тоже за себя волнуюсь. Чую, мне грозит кризис личности.
Наденька кивнула на резервуар, от которого только что не спускала взгляда.
Если верить записям в дневнике, хозяин этого всего развлекается тем, что ставит эксперименты на разумных существах. То есть, эта лаборатория может представлять опасность не только для челов, не знающих о Тайном Городе, но и для нелюдей. Вас же в городе полным-полно, как грибов в лукошке! Лезть, конечно, чревато, особенно, к шасам, к осам и к вам, эрлийцам … в общем, логично, было бы предположить, что хозяин лаборатории делает этакие копии…- девушка повела руками перед собой, пытаясь дать понять, что она имеет в виду. – Не знаю, как они должны выглядеть и оцифровываться при магическом сканировании, но… - Белобрыска очень надеялась, что ей удалось донести до эрлийки мысль. -  Так вот там, в ванне, очередной его подопытный... в смысле, подопытная. И не похоже, что её отсюда выпускали. Правда, если я права, то я – не настоящая. Копия, допильгангер, двойник – кто угодно, но степень настоящности сомнительной можно считать.
Вафля встала со стула и задумчиво прошлась по комнате, нарезая круги и постукивая по полкам и столу пальцами. Появившийся в дверях крысособ с довольно ехидным выражением на морде, устроился в углу – казалось, он наслаждался происходящим и очень жалел, что у него нет стакана с попкорном.
Вафля подошла к резервуару, у которого не оказалось какой-либо крышки, и наклонилась, принявшись изучать хотя бы визуально плавающую там особу. Вторая Надя отличалась от смотрящей на неё тем, что ногти на руках имела чёрные, чуть поблескивающие, словно металлические, волосы короткие, даже не до плеч, а куда короче, словно её постригли чуть ли не под мальчика. Цвет тоже был далёк от того, какой был привычен девушке – тёмно-синий. Впрочем, Белобрыска признала, что, учитывая бледность лица (Какая, нафиг, бледность! Даже при том, что румян нет, ощущение, будто ей тут салон красоты устроили: бровям придали форму, они, да и ресницы тоже, покрашены... да и вообще полный макияж сделан!) такой цвет волос ей даже идёт.
А ещё был лёгкий запах. Занятая визуальными исследованиями не сразу поняла, что этот запах исходил от шевелюры «кролика для опытов».
- Хмм… Черника…- пробормотала, разгибаясь, Надя и поскребла в затылке. - Её волосы пахнут черникой…А откуда я знаю, как черника пахнет?..
О чём я думаю? У нас тут явно преступник окопался, а я размышляю, может ли обычный чел почувствовать запахи ягод!
Наступила тишина, в которой компрессор продолжал трудолюбиво выводить своё «умм, умм». И всё, никаких больше звуков, словно лаборатория являлась склепом. Этаким памятником научному прорыву.
И спящей ядовитой гадюкой, притаившейся, если я правильно понимаю, если не на навской территории, то очень к ней близко…
-Что думаешь? Стоит об этом всём рассказывать кому-нито или пока сами тут всё осмотрим? Что?– Надя покосилась на резервуар, кое-как сообразив, что именно может настораживать тех, кто предпочитает быть на стороже. – Она в коматозе, если верить дневнику. В том же дневнике на определённом моменте идут размышления на тему, как же писавшему надоело на даче у себя их хоронить…Дальше я не читала, если честно. Очень уж противно стало.

Отредактировано Надежда Вайфэль (2015-05-13 01:10:25)

0

5

Мансур, пройдясь по лаборатории, смогла осмотреть «мадмуазель в резервуаре», как её назвала сама эрлийка, и определить, что это место заброшенно около месяца, так как в целом лаборатория была в хорошем состоянии, однако в одном из углов уже свисала паутина. Услышав вопрос челки, она ответила:
- Во-первых,  ты не копия. Ты – настоящая Надя, так что по поводу этого можешь успокоиться. Кризис личности тебе не грозит, а вот ей – да, - сказала Ман, показывая на резервуар с заключенной в него девушкой. - Во-вторых, оцифровка копий происходит на генетическом уровне, то есть когда ты зашла в эту часть лаборатории, компьютер сохранил твое соприкосновение к генетическому распознавателю и отправил его каким-то образом в главный копирующий центр в соседнем помещении. В дальнейшем твоей генетикой воспользовались для того, чтобы сформировалась внешность этой «куколки». Нам надо сообщить об этой лаборатории комиссару, но можно еще тут покопаться — тут ведь столько всего интересного можно найти...
Другого вариант разобраться, что здесь творится, не было возможности. Любопытство, в конце концов, победило осторожность эрлийки, и она направилась в соседнюю лабораторию. Внимательно осмотревшись и убедившсиь, что нито не представляет, опасности, прошла внутрь. Это помещение ей очень напоминало главный управляющий пункт. Вся комната была отедалана серым, а по центру находился компьютер с большим количеством различных кнопочек, щеколдочек, переключателей и настенными экранами, на которых отражалось все, что вторилось в других помещениях. «Как же это все, как бы это странно не звучало, круто устроено! Надо кое-что взять себе на заметку — может, пригодится в Обители...»
Этот мысленный монолог так бы и продолжался, но, как видно, вмешались высшие силы. Внезапно для эрлийки одна из кнопочек загорелась зеленым цветом, и в ту же секунду послышался крик из соседней лаборатории:
- Манси!

Отредактировано Мансур Селестин (2015-05-19 21:50:05)

0

6

Оставшись в комнате с резервуаром в одиночестве, белокурая огляделась.  Да, осмотреть тут надо было всё, чтобы хотя бы примерно представлять, о чём стоит показывать в первую очередь.
О чём я? Здесь вообще в пору экскурсию водить. Везде что-то интересное, особенно, с медицинской точки зрения: вот у Манси как глаза загорелись! Прямо фонари над автострадой!
Резервуар, стол с разбросанными на нём листками и дневником, полки – на верхних виднеются какие-то гроссбухи, на остальных – какие-то артефакты (с чего Надя решила, что это артефакты, девушка понятия не имела, но тем не менее была в этом уверена), колбы, бутыли, наполненные какие-то жидкостями, баночки с порошками и гранулами…
Рука Вафли как-то сама потянулась к одной из баночек, стоящих на полке, неподалёку от резервуара. Что-то будто бы заставило Надю снять крышку, задержать дыхание, чтобы не вдохнуть поднявшийся парок, да и ухнуть в резервуар едва ли не полбанки непонятного порошка.
«Ихор» взбурлил, покрылся тонким слоем пены, будто порошок был самым обычным, стиральным, и на том всё. Жидкость, в которой плавала непонятная особа сменила цвет с изжелта-зелёного на тёмно-фиолетовый, почти чёрный, и замерла, словно ничего и не было.
Крысособ довольно присвистнул, и в свисте этом показалась какая-то осознанность, что ли. Белобрыска готова была поклясться, что свист составлял какую-то определённую фразу… вот только какую – понять было невозможно!
Вафля пожала плечами и отошла к стенке, которая по непонятным причинам не была ничем занята. И лишь с близкого расстояния стало видно, что там находилась малоприметная дверь, как и все двери в этой лаборатории, непонятно как открывающаяся.
Хотя вход-то сюда понятен – дверь куда-то в стенку уезжала, а вот остальные – загадка…
Задумчиво проведя пальцем по полотну двери, девушка вздрогнула от неожиданности: в прижатом к непонятному материалу палец будто дали электрический разряд. Не больно, а скорее, щекотно. На дверном же полотне остался отпечаток, чуть светящийся золотисто-розовым.
Лососина, блин, с лимоном… - скривилась не особо любящая розовый цвет днвушка.
Ну да возмущаться цветом собственных отпечатков пальцев глупо, а вот то, что отпечаток не пропал, озадачивало.Пробы ради Вафля прислонила всю руку. Иголочки разрядов прошли по ладони… и дверь мягко скользнула вбок, в стену.
- Ого! – удивиться было чему. Ведь не все же лаборатории оборудованы ещё и чем-то вроде комнаты отдыха… чуть ли не в точности копируя квартиру-студию, тщательно разделённую на зоны: спальная зона, рабочая с ноутбуком, прекрасно оборудованная кухня (Ёлки! Кофе машина! Рожковая кофе машина!  Да такие же только в кофейнях стоят!), гостиная зона с электрическим камином, парой кресел и здоровенной плазменной панелью на стене. Рядом с рабочим местом скромно притулилась сейфовая дверца, помигивающая электронным табло, отображающим пароль при его наборе.
Сюда же вся моя квартира влезет, да ещё и место останется прилично…
-Манси! – окликнула девушка. – Манси, иди сюда! Тут ещё комната…
Дверь, как заметила белокурая, не закрывалась, когда в проёме кто-то стоял, потому она предпочла стоять на пути дверного полотна, чтобы не потеряться, но иметь возможность оглядывать обстановку. За что чуть не поплатилась, будучи едва не снесённой с ног крысособом, рванувшим в «комнату отдыха» и немедленно устроившимся на диване напротив плазмы и начавшим щёлкать пультом дистанционного управления.
- Манси, что ты думаешь вот об этом всём?..- Надя оглядывалась за спину только когда звала эрлийку, потому, когда почувствовала движение за спиной, решила, что это Мансур. - Манси?.. Ай!
Толчок в спину оказался для девушки неожиданностью, потому, чтобы не пропахать носом пол, она была вынуждена сделать несколько шагов вперёд, буквально влетая во вновь найденное помещение. И лишь потом развернуться лицом к двери, чтобы увидеть, кто её толкнул…
- Ну здравствуй, дубль.
Дверь закрылась, отсекая квартиру отдыха с оказавшейся в ней Вафлей от остальной лаборатории. След от ладони Вафли пропал бесследно.

Отредактировано Надежда Вайфэль (2015-05-20 19:36:11)

0

7

– Манси, иди сюда! Тут ещё комната… - крикнула ей из соседней комнаты Надя.
«Так вот зачем нужна была эта кнопочка...» – подумала девушка, прежде чем выйти из КЦУ (по-другому, Комнаты Центрального Управления, которая есть в каждой приличной лаборатории) и вернуться к своей подруге. Только Ман вышла из помещения, как вдруг дверь за ней закрылась, а лаборатория наполнилась густым туманом, через который что-либо увидеть не представлялось возможности. «Не удивлюсь, если Вафля опять что-нибудь накрутила и включила очередное устройство». Через несколько секунд туман начал рассеиваться, почти вся комната освободилась и хорошо просматривалась, и девушка смогла осмотреться и определить, что здесь произошло.
Вначале комната показалась ей в таком же состоянии, в каком находилась изначально, однако девушка увидела на полу открытую баночку без половины содержимого. Порошок, которое в нем находилось, имело розовую окраску и очень сильный, резкий запах, как у протухшей рыбы. «Однозначно, Надя тут лазила и открыла эту баночку. Зачем я только её не предупредила, чтобы она ничего тут не трогала без меня! Тут же столько возгорающихся веществ и реактивов!». Буквально через несколько секунд интуиция эрлийки, которая никогда её не подводила, подсказала ей посмотреть в сторону резервуара. Там вместо так называемого «ихора» находилось вещество почти черного цвета и, дополнительно ко всему этому, в нем отсутствовала «куколка».
- О, Спящий, как же она влипла! Ихор, взаимодействуя с этим порошком, приводят в сознание «мадмуазель в резервуаре», а, если она очнулась, то попробует определиться, где она и откуда мы взялись, а нам это совершенно не нужно, - сказала девушка. В тот же момент раздался щелчок, и дверь в новое помещение, где находилась Надя и, вполне возможно, «копия», закрылось. Мансур попыталась её открыть при помощи маленького лома, который лежал в рюкзаке, но эта попытка не удалась – дверь не хотела открываться. «Вот  гадство! Ладно, пойдем другим путем – таким же, как и Надя. Если в компьютере сохранились наши отпечатки, и Вафлю пропустили, то и меня должны пропустить…» Эрлийка приложила свой большой палец к двери и подвинула её вправо. В этот раз у девушки это получилось, и она зашла во внутрь. Дверь в ту же секунду закрылась, и отпечаток исчез.

0

8

Когда Мансур вошла, они стояли друг напротив друга. Две Нади – белокурая и синеволосая. Белокурая одета в джинсы и куртку нараспашку, так что видно одетую под низ тёмную кофту из похожего на бархат материала. Синеволосая была голой, но смущаться от этого в присутствии представительниц своего пола, видимо, не считала нужным.
Эрлийку же могло удивить другое: ни синеволосая Надя, ни белокурая не воспринимались как неживые существа, словно бы копий в комнате-квартире вообще не было – обе были настоящие.
- Я не дубль…- тем временем проговорила белокурая, чуть насупившись и глядя на своего двойника исподлобья.
-Да? – брови синеволосой поползли вверх, а губы расползлись в ехидной улыбке. – Может, ты ещё и подробности МОЕГО детства вспомнишь?
- Эээ…нууу… - белокурая растерялась. Вот так сходу, припомнить что-то не получалось.
Синеволосая не торопила, давала время, но тем не менее, память, кроме общих воспоминаний более ничего выдавать не желала.
- О! А вот и врачеватели всея Тайного Города в лице нашей Манси, – иронично оповестила Надя. Она, кажется, была единственной, кто хоть как-то понимал, кто тут кто, и где правда.
- Она считает, что ты копия…
-Чего?! – синие глаза уставились на вошедшую. – Что курила эта представительница Семьи Эрли? Я что, воспринимаюсь как робот или голем?!.. А вообще… - синеволосая внезапно успокоилась, хотя, казалось, готова была вопить в голос на подобное отношение со стороны представителей вассальной Семьи Великого Дома Навь. – Доказать мою настоящность лишь относительно сложно… Тииба!
- Фьютьто? – крысособ явно был недоволен, что ему мешают просмотреть аналитическую передачу, где только что затронули финансовую тему.
Шас он и в переделанном виде шас…
- Я отдавала тебе на хранение свой паспорт. Принеси пожалуйста. Он должен быть где-то в твоей «сокровищнице».
Тяжело вздохнув, Тииба послушно сполз с дивана и убрёл куда-то в угол комнаты, начав там копошиться.
- Вы тоже свой достаньте. – кивнула белокурой Надя. – Он же с вами.
- Естественно. – копия скривила губы, протягивая книжечку в синей, с имитацией рисунка на мраморе, обложке. – Я без него из дома не выхожу.
-Угу… - кивнула Надя. – Прям как я. Хотя у меня-то всё объяснимо: я по паспорту в Питере прописана, и там у меня вложена регистрация и полис медицинского и пенсионное свидетельство…Ну что я могу сказать… - синеволосая повертела в руках книжечку. – Мой паспорт никогда не был отпечатан в Германии, там ни слова по-немецки нет…
-Что?– белокурая растерялась.
-Да ты сама глянь. – широко улыбнувшись, демонстрируя довольно крупным для чела клыки, обнажённая синеволосая протянула паспорт хозяйке, после чего повернулась к Мансур. – Манси, я не удивляюсь, что ты не поняла, что она – мой гангер. Её нарочно так сделали, чтобы нечеловеческие расы воспринимали её как живую и как чела… Правда, генный набор у неё такой, какой у меня был до того, как я сюда попала. Паспорт, которым она владеет, принадлежит челке, которую разобрали на запчасти, если так можно выразиться, чтобы сделать копию.
- N-natali Weißmähne… двадцать четвёртого июля тысяча девятьсот восемьдесят третьего года…D-dortmund, Deutschland… - чуть заикаясь, озвучила белокурая паспортные данные.
Тем временем ворчливо посвистывающий Тииба, тащущий за собой точно такой же, как у белокурой, рюкзак, вручил синеволосой её документы – внешне такую же книжку, но рисунок на обложке походил на фиолетовую шерсть, - что позволило девушке прочесть без запинки:
-Вайфэль Надежда Адаманитовна, дата рождения четырнадцатое мая тысяча девятьсот восемьдесят седьмой год, город Ленинград, прописана: город Санкт-Петербург, Светлановский проспект. Паспорт русский, всё на русском, под обложкой пенсионка, временная регистрация по месту жительства, страховой полис и кое-какие бумажки, имеющие отношение к МНТК имени Фёдорова… мне там зрение проверяли...- синеволосая протянула свой паспорт эрлийке, чтобы та убедилась, что прочитано не по памяти и не с неба взято. – Теперь, Манси, ты понимаешь, что из нас двоих настоящая всё же я, а не она?..
- Но как же… Как же так?! Я же помню своё… твоё детство… школьные годы и дальше…
-Очень просто. – улыбнулась Надя, беря в руки свой паспорт, чтобы убрать в рюкзак. После этой операции бело-голубой бэг оказался на диване. – И сложно. Я готова рассказать… только для начала мне надо привести себя в порядок – этот «маринад» та ещё дрянь. Чешешься после него как вшивый!..
И скрылась за одной из дверей.

0

9

Эрлийка находилась в слегка неадекватном состоянии, а если говорить по-человски, то в предшоковом, потому что, прочитав паспорт синеволосой «копии», назвавшейся настоящей Надей, был оформлен, как полагается паспорту гражданина Российской Федерации. Однако девушка в полной мере понимала, что в этом месте творится что-то не так. Тут в безумную врачебную голову пришла мысль проверить паспорт белокурой Нади, и Мансур попросила Надю дать ей её немецкий паспорт. «Очень хорошо, когда у тебя есть «Толмач», - размышляла про себя Ман, достав из рюкзака артефакт, и одновременно переводила написанное в документе. – Натали Вейссмен, дата рождения двадцать четвёртого июля 1983 года, место рождения Дортмунд, Северный Рейн-Вестфалия, Германия… Так это пропавшая несколько месяцев назад журналистка, которая комментировала турне популярной у челов группы, если не ошибаюсь, “Thirty Seconds To Mars”. Так вот она куда пропала!» Внезапно девушке пришла мысль о том, чтобы проверить обеих Наденек и наконец узнать, кто из них настоящая. Эрлийка ведь знала о том, что настоящая Наденька не будет знать про эту группу вообще ничего. К этому синеволосая Надя вернулась, одетая в белые брюки, красную кофту и бело-красных кедах, и спросила:
- Теперь ты, Мансур, поняла, кто из нас настоящая?
- Кажется, да. Вот скажи мне, Надя, ты что-нибудь знаешь о такой группе, как “Thirty Seconds To Mars”?
- Конечно же! Эта популярная группа в направлении альтернативный рок. Создана в 1998 братьями Джаредом и Шенноном Лето в Лос-Анджелесе, США. 30 Seconds to Mars не пользуются услугами охраны и установили близкий и прочный контакт со своими фанатами. Лучшие их композиции – «A Beautiful Lie», «From Yesterday», «This is War», «Do or Die», «Up in the Air» и «City of Angels». Ты же сама знаешь, что можно еще очень многое рассказывать об этой группе!
- Естественно… А что ты можешь сказать? – обратилась к белокурой Наде, подмигнув, тайком достав кольцо с сапфиром, зачарованное на «Щит Нибелунгов», и подготовившись к любой атаке синеволосой.

0

10

-А что говорить-то, если она, - кивнула белокурая на Надю, - и так всё рассказала?
Синеволосая же, вернувшаяся из ванной минут через сорок посвежевшей, чистой и одетой, тем временем, оглядывала себя, явно недовольная тем, во что пришлось одеться. Слыша, впрочем, всё, что творилось вокруг.
- Да, да, да, что только не прочтёшь, когда ищешь информацию о том, откуда занесло в нашу лабораторию очередную несчастную. Про Джерада Лето я и раньше инфу видела у знакомых на стенках в социальных сетях, а после появления фройляйн Вайссмаэне* пришлось покопаться поконкретнее… Правда, если нам не повезло, что мы стали жертвами экспериментов, то вот ей, – тычок пальцем в сторону копию, бывшую фройляйн Вайссмаэне, - не повезло куда больше, она чуток померла. Так уж вышло, что без мозгов - головного и спинного – и без сердца жить довольно затруднительно. Потеря глаз на этом фоне просто цветочки. То бишь, фройляйн Вайссмаэне тут присутствует, но фрагментарно… Официально же самолёт, в котором она летела домой, в Германию, пропал с радаров над эстонской частью Чудского озера и его так и не нашли ни целиком, ни в виде обломков на дне озера. Фройляйн летела домой из Санкт-Петербурга, куда поехала договариваться о партнёрском сотрудничестве с тамошними телеканалами. До этого она договаривалась о том же тут, в Москве…Блин горелый!.. Тииба, ты не в курсе, где мои френч, брюки и туфли?
- Фьюфем фифье?
- Я похожа на флаг фанатов Спартака! Мне нравится, конечно, спортивный стиль, но не до такой степени. Хочу всё же одеть более привычное, не в цвет московского футбольного клуба.
- Фьило ф фкафью.
-Ну я не нашла. Поищи, пожалуйста.
Крысособ тоскливо свистнул, покачал головой и пошёл устраивать очередные раскопки.
- Не вздыхай, я сделала так, что все твои аналитические передачи автоматом сохраняются в памяти ноута – посмотришь потом нормально.
Магическую энергию и её потоков увидеть Надя как не могла ранее, так и не видела сейчас. Но зато она чувствовала её на запах. Сказать, как она пахнет, могла не всегда: если с запахами энергий Колодца Дождей и Карфагенского Амулета всё ясно – прохлада лесного озера и, соответственно, пламя, - то чем пахнет энергия навского Источника девушка описать не могла, хоть стреляй. Это, пожалуй, надо было почувствовать. Но и спутать с двумя другими Источниками синеволосая уже не смогла бы.
Заклинание? - Надя покосилась на Мансур, не отвлекаясь от изучения своего одеяния. – Или артефакт? Зачем, интересно мне знать?
Ответов на вопросы не было. Синеволосая постаралась обдумать своё поведение, но не нашла в нём никаких намёков на то, что могло бы восприняться как агрессия или заподозрить какие-либо агрессивные выпады в будущем. Ну, кроме толчка в спину, которым Вафля отправила в комнату свою копию, однако тут всё несколько проще: она же не крысособ, чтобы под ногами виляя в комнату проскользнуть!
Ворчащий Тииба принёс охапку с одеждой, торжественно вручив её синеволосой и просвистев что-то на счёт того, что он «даже денег не потребовал за курьерские услуги».
-Ну так у меня денег и нет, так что пришлось бы тебе печеньем брать.
Тииба фыркнул и водрузился на диван.
- Манси, если у тебя там артефакт какой, - не выдержала синеволосая, не обращая пока внимания на находящуюся в прострации копию и занявшись копанием в принесённых шмотках. - То у тебя паранойя. Нападать я не собираюсь. От того, что у меня похимичили над всем, включая генетику, не меняет характера – пока сама не нападёшь, я агрессии не проявлю. Оно мне надо?
Красно-белый наряд быстро сменялся на чёрный: френч с жёлто-коричневой вышивкой, брюки и туфли на небольшом каблучке.
М-да, отвыкла… Ну да ничего, не вечно же босой ходить. Да и сапожки в помещении – нонсенс.
Чуть покачнувшись с непривычки, но всё же удержавшись на ногах, синеволосая, поцокивая каблуками, отправилась в кухню, ставить чайник.
- На самом деле, я могу привести самое-самое последнее доказательство того, что я – настоящая. – донёсся сквозь шум воды, наполняющей, кажется, какой-то гигантский чайник, набрать который удалось лишь минут через десять. – Мне не хотелось бы, конечно, но… раз мне настолько не верят – я просто вынуждена!
Ёмкость с водой для чая оказалась самоваром. Старым тульским самоваром, который ещё растапливать надо, чтобы вскипятить воду для чая, но синеволосую, кидающую щепки и шишки (!) в трубу, это ничуть не смутило. Как и необходимость использовать открытый огонь, чтобы запалить растопку. Делала Надя всё спокойно, словно ничего особенного не происходит. И только очень внимательный мог заметить, что пальцы у неё периодически начинают меленько-меленько трястись, словно сводимые судорогой.
-Так вот, последний аргумент… - проговорила девушка, оставившая раскочегаренный самовар в сторону так, чтобы он и на ходу не мешался, и гарнитур кухни не грел, но присматривала за ним из гостиной зоны. – Он прост. Очень прост… - она повернулась к копии. – Отключение.
Команда, а это была, вне всякого сомнения, именно команда, оказала на белокурую удивительный, для уверенного в её натурализме, эффект. Сидящая рядом с крысособом на диване, находящаяся в прострации, она внезапно неестественно выпрямилась, так что стало казаться, будто бы черенок от лопаты проглотила, и каким-то чужим, механически-безжизненным голосом, поинтересовалась:
- Артефакты, обеспечивающие сохранность биологической части, деактивировать?
- Нет.
После этого короткого ответа, белокурая прикрыла глаза и сломанной куклой откинулась на спинку дивана, немедля, впрочем, опрокинувшись на бок.
Надя вопросительно посмотрела на Элегию.
- Согласись, я подобным командам подчиняться не стану. Для того, чтобы меня отключить тебе пришлось бы треснуть меня чем-нибудь по голове – не иначе. Пойми уже, Манси, что я – настоящая. Да, кое-что изменилось, я теперь…хммм… ГМОшка своего рода, но тем не менее…
_________________________________
*Фройляйн Вайссмаэне (Fräulein Weißemähne - белогривая) - читается именно так - через "ай", "аэ", и с "е" на конце. Дифтонги Ei,eu/äu(см. "фройляйн") и т.д. читаются как "ай"/"яй", "ой" и т.д.(не вспомню сейчас полный набор этих дифтонгов). Ä - это умляут, читается как "аэ". Конечная же "е" просто никуда не выкидывается - не английский, где этот звук может и не читаться.

Отредактировано Надежда Вайфэль (2015-05-22 17:14:20)

0

11

Эрлийка находилась в очень затруднительном положении. «Не доверять ей, пожалуй, не следует, но моя Надя особо не разбиралась в биохимии, медицине, генетике, а также не могла заметить, как я вытаскиваю артефакт. Дополнительно ко всем этим странностям, она вырубила Вафлю на генетическом уровне, как вырубают «Лунатика». Все это выглядит очень подозрительно, хотя от обеих Надь можно многое ожидать», - подумала Мансур и, попытавшись сконструировать свою речь так, чтобы она не звучала обидно  по отношению к синеволосой Наде, парировала ей:
- Про артефакт: судя по твоей реакции в самом начале нашей встречи, когда ты чуть ли не собралась на меня наорать или броситься, то меры защиты были мне необходимы. И, кстати, ты сама знаешь, что мы не курим. Это очень, мягко высказываясь, вредное занятие для нашего организма. Абсолютное нарушение в развитии, уменьшение магического потенциала и прочее… - сказала девушка, осматривая помещение, в котором находилась. Оно представляло себе довольно симпатичную квартиру, правда, под землей, со всеми удобствами для проживания. Крысоос был немного недоволен тем, что эрлийка любовалась помещением, но, как видно, у него не было другого выбора, и он сидел перед телевизором и ворчал. - У меня есть несколько вопросов к тебе, Надя: во-первых, как давно ты здесь живешь и откуда знаешь про Тайный Город, потому что твоя копия, - проговорила Мансур, указывая на лежащую на диване белокурую Надю, - рассказывала, что она никогда не слышала и не знала о нем. Во-вторых, как давно у тебя появилась копия? В-третьих, ты можешь мне рассказать, кто над тобой химичил, раз ты называешь себя Генетически Модифицированным Организмом, и, в-четвертых, почему твоя копия так не хотела здесь находиться? Плюс каким образом надо мной химичили? Я как-то не заметила... Если что, извини, что задаю сразу столько вопросов.

Отредактировано Мансур Селестин (2015-05-23 16:56:51)

0

12

- Вообще-то, правильнее было бы сказать, что я была возмущена, - уточнила синеволосая, почесав переносицу, что привело к появлению царапины и риторическому вопросу о привыкании к новым ногтям. – Импульсивность и вспыльчивость – те черты характера, какие у меня всегда были. Проявляются не всегда, но они есть. К тому же, как по-твоему, я должна была реагировать на заявление, подобное тому, какое ты выдала моей дублю? Спокойно кивнуть, что да, я копия, когда я ею не являюсь? Ну уж уволь!
Самовар чистосердечно чадил возле кухонной зоны, однако дым утягивался в вентиляцию. Сообщать о своей готовности, он не думал. Тииба же выдавал негромко ехидные комментарии к словам эрлийки, благоразумно не свистя в голос, но некоторые его ехидные посвисты заставляли Надю мысленно хмыкать.
- Я не знаю о Тайном Городе? – Вафля приподняла в изумлении синие брови, озадаченно глядя на копию. – Кажется, у неё какой-то сбой… Приводить к единому знаменателю машинную и биологическую памяти сложно, но всё же эту часть памяти должны были заложить со всем общим массивом памяти до активации… Хоть требуй материальной и моральной компенсации за не совсем качественно сделанного гангера!..– синеволосая повернулась к Мансур. – Манси, на момент нашей первой встречи и знакомства я УЖЕ знала о Тайном Городе. Меня засекли ещё в марте месяце. В конце июня я попала сюда, в середине июля была создана копия. По порядку.
Изначально я тут должна была быть кем-то вроде смотрительницы. Точнее, помощницей хозяина лаборатории. Собственно, я и продолжаю ею быть до сих пор, но ведь никто не говорил, что от этого на мне опыты ставить не будут… так мне было сказано после первого эксперимента… вроде. А может, после десятого. Затрудняюсь сказать. Процесс коррекции и, иногда, переписи генетических данных является болезненным и из-за некоторого шока некоторые подробности того, что было между процессами, тем более, что находишься в малоадекватном состоянии: обезболивающие, летаргия…не до запоминания как-то.
Выходить отсюда мне разрешается, но по понятным причинам я этого сделать не могла, потому вместо меня и была БТК…или, что точнее, БТМК – биотехномагическая копия, моя допельгангер. Копия тут находиться не не хотела, а не должна по определению. Она должна быть дома, появляться в Солнечном Озере, мелькать по городу… в общем, создавать видимость, будто у меня всё в порядке. В программу, правда, заложена необходимость периодического заглядывать сюда для подзарядки артефактов. Только не спрашивай, откуда хозяин лаборатории энергию берёт – не знаю. Может, у контрабандистов покупает, может, у Зелёного Дома, но через подставных лиц, может, воровал… Подопытных кроликов, сколь бы их не было, во всё это не посвящают, как, впрочем, и в подробности того, что с ними делать собираются. То, что я знаю – случайность, которой быть не должно. Так вышло, что он пару раз оставлял отчёты на столе… Забывал убрать в сейфовую комнату. Вот у меня и была возможность просмотреть их. Правда, я в тех терминах ничего не поняла: никогда не увлекалась медициной. Знаю, что в ходе изменений я стала чувствовать магическую энергию на запах. «Красная» энергия пахнет пламенем, «зелёная» - прохладой лесного озера, тёмная…хмм… тут описать сложно, но почуяв раз ни с какой другой не спутаешь…
– девушка присела на подлокотник дивана и помассировала виски.  – Кто химичил сказать не могу. Имени я не знаю – по имени его никто не называл. Представляться мне он тоже не посчитал нужным… Даже расу не определишь – он «мелькает»! Каждые десять-пятнадцать минут расовая принадлежность меняется целиком. Сейчас он чел, через десять-пятнадцать минут - чуд, потом становится людом… Всё, больше ни в кого не преобразуется.  Так что тут я ничего сказать не могу…
Но тогда, когда мы познакомились, ты встретилась именно со мной, а не с копией: он доводил копию до ума, пытаясь наиболее цело скопировать моё поведение. Но если на конец октября- начало ноября отладку ещё до ума доводили, то после этого – числа этак с восьмого или девятого – я лабораторию и вовсе не покидала, находясь тут абсолютно безвылазно. Эксперименты, правда, шли с первого… вру, со второго дня моего появления тут.
Про опыты я, правда, до определённого момента знала лишь в общих чертах просто потому, что была помощницей по хозяйству. Сама видишь, какая тут комната отдыха. Поддерживать всё это в чистоте у появляющегося наскоками, с позволения сказать, учёного едва ли получится. Да и вообще они все не на это ориентированы, потому им нужен кто-то ещё... Как-то так.

Надя снова почесала переносицу, снова поставив царапину на том же месте. Зашипела от раздражения, которое повлёк этот факт, и потёрла повреждённое место пальцем, словно стирая эту самую царапину со своего лица. Ощущение это усиливалось от того, что царапина и впрямь пропала, довольно быстро зажив.
- Биосталь… когда-нибудь я привыкну к тому, как изменились у меня ногти... Наверное…- пробормотала девушка и, кашлянув, продолжила: - Как попалась особа, ставшая «донором» для моей БТК, я могу только догадываться. Наверное, на любопытстве, как и ты, Манси. Все мы, нынешние модификанты – нас тут около полутысячи-тысячи, может, больше, мне было не до точных подсчётов – говорили о какой-то то ли картинной галерее, то ли о каком-то о салоне картин и багетов на Старом Арбате…Ну или где-то очень-очень рядом…Оттуда они сюда и попали вроде бы. А как добывают «доноров» для БТК, я понятия не имею…

Отредактировано Надежда Вайфэль (2015-05-23 18:06:42)

0

13

«Невероятно! Похоже, я довольно многое не знала! - подумала Мансур, выслушав рассказ Нади. - Да, подобное происходит не часто. Однако некоторые вещи вызывают подозрения. Прежде всего, смена внешности у профессора. Возможно, он метаморф, хотя я слышала только об одной – Анне. Но надо будет посмотреть в базе данных, возможно, смогу отыскать что-нибудь об этом маге. Также интересно будет проверить те заведения, о которых Надя рассказала. Если это правда, то, обнаружив хотя одного донора, то, скорее всего, сможем определить, каким образом их отбирают и отлавливают. И такой размах производства копий просто невероятен, учитывая то, что лаборатория находится вблизи территории Темного Двора. Было бы очень полезно узнать побольше информация».
- Большое спасибо, что объяснила, потому как то, что произошло, у меня в голове не укладывалось. Сейчас у меня сложилась более целостная картина о том, что здесь происходило. Меня волнует следующее…  - хотела сказать эрлийка, но, увидев, что чайник закипел, сообщила об этом Наде. – Кстати, чай уже готов.
Я в своей жизни еще ни разу самовар не видела, так что от чая не откажусь… Но, возвращаюсь к теме. Эта лаборатория находится недалеко от Темного Двора, как ты, скорее всего, знаешь. Проблему представляет тот факт, что эта лаборатория нигде не зарегистрирована – поверь мне, я много вожусь с подобными бумажками, доставляемыми в Обитель. Помимо того, не известно, при помощи каких веществ модифицировали твой генетический код. Так что у меня есть предложение, которое может тебе не понравиться: мне необходимо будет взять несколько веществ на проверку в нашей лаборатории, дабы определить, не были ли использованы запрещенные вещества, такие как Золотой Корень и так далее. Далее я зайду в нашу базу данных и по твоим описаниям поищу информацию об этом лаборанте и экспериментаторе. Что ты на это скажешь? Ты не против подобной идеи?

Все это время крысоос, досмотрев новости экономики, начал потихоньку обнюхивать девушку, пытаясь привыкнуть к её запаху.
- И, кстати, а он тоже ГМО или как? - спросила Ман.

Отредактировано Мансур Селестин (2015-05-23 18:52:29)

0

14

- Кто? Тииба? Да, он тоже модификант. Сколь мне известно, изначально был шасом. Попав сюда лет десять или пятнадцать назад, он довольно долго надеялся, что сородичи поднимут хай, что пожалуются навам, что его будут искать… Но у него эта надежда умерла, когда он увидел свою копию… В том, что копии от оригинала отличить затруднительно, ты уже убедилась... - Тииба, понявший, что рассказывают о нём, залез на стул, возле стола, так что Вафля смогла успокаивающе почесать его меж ушами. – Тиибе ничего не оставалось как смириться... Ну относительно. Своё возмущение таким положением дел он всё же выражал. Он же всё-таки шас, вассал Тёмного Двора, а у вас у всех хараетерец - хоть стой, хоть падай.
Регистрации у лаборатории нет. Что? Манси, никто и не говорил, что эта лаборатория действует законно с точки зрения человеческих законов или Кодекса Тайного Города.
– хмыкнула синеволосая, ставя самовар на стол в столовой зоне и доставая чашки для чая. – Прошу за стол…Хмм… о чём бишь я? А да… Так вот… Учитывая то, что деятельность незаконна со всех сторон, хозяин всего этого заинтересован, чтобы ни Великим Домам, ни правительству Москвы не было известно о ней. Сама подумай: будет ли кто-то афишировать, что убил чела для того, чтобы сделать копию другого чела? А тут ещё и нелюди бывали… Точнее, не совсем тут.
Видишь ли, на разумных он начал экспериментировать не сразу. Изначально опытными образцами были животные – обычное дело для человских лабораторий в общем-то. Потом ему это наскучило – много ли можно придумать для модификации животных? И он начал воровать разумных. Сначала похищал только челов. Бродяг и нищих – их искать никто не станет. Другим челам на них плевать, нелюдям – тем более. Не сородичи же, и не вассалы.
– девушка усмехнулась горько, наполняя эрлийке чашку.  – Правда, и нищих ещё выбирал – первого попавшегося не хватал. Предпочитал обнищавших горожан, мещан, дворян… Потом начал придумывать, как завлечь в лабораторию кого-нибудь из нелюдей. Опыты на них он тут не проводил – опасно, хоть и делаются копии «опытных образцов». Тем более, что лаборатория находится под носом у Нави: одна-две жалобы от шасов или эрлийцев на то, что сородичи пропадают – и всё. Туши свет, кидай гранату. Вопрос будет только в скорости вычисления лаборатории и всё. Гарки тут всё вверх дном перевернут, но до виновника доберутся. Потому представители нечеловеческих рас отсюда вывозятся. Единой-то лаборатории нет. Сколько их точно, я сказать не могу. Как минимум три: тут, мы сейчас в ней, в Санкт-Петербурге и, кажется, то ли в Екатеринбурге, то ли в Новосибирске… - девушка пожала плечами. – А может и там, и там… Не знаю…Тииба говорил, что вывозимого нелюдя стараются оградить от возможности поиска через мобильную связь – телефон где-нибудь «теряется», пока его по всему миру зюзелями возят, чтобы не было понятно, где конечная точка. Учитывая то, что поиск начнётся через день минимум… - синеволосая пфыкнула. – А копию делают по возможности заранее, если нет – то в тот же день, когда был похищен нелюдь, тем более, что копии для попавшихся нелюдей, но как-то иначе и на более короткий срок, вроде.  Другая технология, не позволяющая им функционировать дольше лет трёх-четырёх. Пять лет – максимум. Почему никто тревогу не забил я не знаю: не каждый же день сородич по полу или земле лужей растекается…- Надя развела руками, показывая, что это для неё загадка. -Другой вопрос, то кто-то и вас попадается куда реже. По словам Тиибы, за полтора-два века существования лабораторий, нелюдей изымали, как он выразился, всего около полусотни раз. – она замолчала, давая Элегии переварить информацию, потёрла виски (дрожь рук усилилась, но не настолько, чтобы быть слишком заметной) и проговорила:
- Вот сейчас, Манси, ты попалась. Согласно указаниям, я должна была бы сообщить хозяину о том, что ты в лаборатории, заблокировать входную дверь, активизировать защиту и разбудить остальных для охраны – в мои обязанности силовые и боевые охранные мероприятия не входят, от силы координация… правда, лидер из меня…кхмм…Однако, это то, что я ДОЛЖНА сделать, но… Знаешь, мне, как остальным модификантам, не нравится то, что тут творится, и не нравится тут пребывать…Однако, и не выполнять указания я не могу: пока что хозяин общается со мной по схеме «работодатель – подчинённая», но если я начну откровенный саботаж, то схема может поменяться радикально. Я перестану быть подчинённой и стану… даже не рабыней, нет. Рабы всё же имеют право пользоваться мозгом и могут всё же возмущаться, когда им что-то не нравится. Могут даже бунт поднять. Тут же я буду этакой целиком управляемой… хммм… куклой, вроде марионетки, у которой, по причине её деревяности, мозгов нет, она тупо делает то, что от неё требуют. Потому я вынуждена поступить…половинчато, скажем так. – девушка подняла глаза от чашки на Мансур. - Я, не сообщая о том, что ты тут пребывала, блокирую главный вход, активизирую защиту лаборатории – это дело двух-трёх минут. Ты же берёшь те образцы, какие считаешь нужным взять и, после экскурсии по лаборатории, чтобы ты могла понять объём трагедии, я провожу тебя к… хммм… назовём это чёрным ходом, хотя сказано грубо. Лаборатория захватила некоторую часть Лабиринта, и хозяин её за каким-то только ему известным лядом сделал туда выход, так что можно выбраться незаметно – охранных контуров, камер и прочего там нет. Выбираться, правда, придётся из канализационного люка, но зато недалеко от Ленинградского проспекта. Буквально в ста-ста пятидесяти метрах… плюс-минус.
Вафля передала тянущему лапки Тиибе ватрушку и потёрла подбородок, раздумывая, всё ли сказала?..
- Да, чуть не забыла уточнить: как проводились генетические преобразования раньше, я не могу сказать, не знаю. Сейчас же используется специальный аппарат… Он стоит в одном из помещений лаборатории…Процесс довольно болезненный, надо заметить. Тем более, что геном иной раз вообще переписывался полностью. У тех, кто сейчас здесь, а это не только челы, коих, как я сказала около полутысячи-тысячи, самое большее – полторы, но и нелюди… Так вот, генетический базис у них соответствует изначальной расе, а поверх него вагон и маленькая тележка накручена. Многие всерьёз сомневаются в своей расовой принадлежности, но держатся за мысль, что они всё же те, кем были изначально, как утопающий за соломинку. Боятся очень…

0

15

Мансур присела за стол и начал обдумывать услышанное. «Судя по тому, что Надя рассказала, это место представляет большую опасность, чем я представляла. Убийство одного, чтобы получить копию другого – самый неадекватный вариант создать копию. Помимо этого, если существует сеть подобных лабораторий, то они представляют опасность не только для местных жителей, но и для челов в других городах. И очень странно, что, как выразилась моя модифицированная подруга, никто не забил тревогу. Значит, кому-то по-настоящему нужно, чтобы пропадали челы и мы, нелюди. Тогда придется поискать тех, кому это выгодно и по каким причинам. Плюс возраст профессора, как минимум, равен 250 годам, что очень подозрительно. Может, он вообще не чел, а, к примеру, гипербореец?» От такой мысли эрлийка вздрогнула: она прекрасно знала, какой жестокостью отличались представители этой группировки челов, и не хотела даже думать о подобном, но интуиция подсказывала ей, что такой вариант вполне возможен. Ведь многие из тех, кто находится в этой лаборатории, боятся его, даже Вафля старается не нарушать договоренности, иначе станет просто тупой «куклой», точь-в-точь выполняющей свои обязательства. «Что ж, предложение Нади очень хорошее и для меня, и для неё. Главное, чтобы этот «Великий и Ужасный» лаборант не обнаружил исчезновения некоторых жидкостей, порошочков и так далее, ибо Наде, какой я её знала, придет конец, а этого очень не хотелось бы – какая бы она ни была модифицированная, но она моя подруга… Как мне жаль тех, кто находится в этих учреждениях! Как мне говорил отец, самое страшное, когда ты теряешь свою сущность, личность, самого себя. Тогда ты начинаешь делать то, что ни за что, никогда и ни при каких условиях не сделал бы».
- Пожалуй, это был бы лучший вариант выхода из данной ситуации. Надо со всем этим получше разобраться. Я постараюсь всеми своими силами вытащить тебя и всех остальных отсюда, обещаю, - сказала девушка, смотря прямо в глаза своей собеседнице. – И, кстати, ты разрешишь мне подключить к этой затее, когда я отсюда уйду, подключить надежных людей, которые не раскроют никому из наших о том, что здесь творится?
Мансур добавила в чай немного сахара, сделала несколько глотков и продолжила:
- Но ладно, это вопрос тебе на засыпку. Давай тогда осмотрим лабораторию, я возьму несколько проб и отправлюсь обрабатывать тот материал, который получила?

Отредактировано Мансур Селестин (2015-05-24 15:14:18)

0

16

-Не думаю, что разбираться со всем самой – лучшее решение. – покачала головой синеволосая. – Это может оказаться просто опасно для тебя и твоих друзей. Одни раз скрыть тебя я смогла, считай, но выйдет ли второй раз, да ещё при том, что ты с группой поддержки – не известно. Тем более, что защита на тот момент точно включена будет, а это будет значить, что построить отсюда портал или воспользоваться «Дыркой жизни» у тебя не получится. Сюда, в принципе, тоже едва ли построишь что-то. Разве что для того, чтобы в другое помещение лаборатории попасть: в пределах лаборатории порталы строятся, проверено. – она задумчиво потёрла подбородок. - Лучше всего рассказать всё навам. – откусив от пирожка с яблоками и корицей, проговорила Надя, упрятав непрожёванный кусок за щёку, от чего стала похожей на хомячка. - Лаборатория находится считай под носом у Тёмного Двора находится – тут до Цитадели две станции на метро проехать и относительно недалеко пройти пёхом. Раз никто из навов до сих пор не обнаружил её, значит, они её не видели… Во-первых, никто не интересуется подвалами. Во-вторых, защита, видимо, такая, что даже если магия тут и применяется, то фон не выходит за пределы стен – иначе всплеск энергии засекли бы. Да, рано или поздно пропажи всё же станут заметными и этим заинтересуются. Особенно, если сейчас ты начнёшь какие-то активные действия: они будут искать причину подобной активности. Но лучше рано, чем поздно. Хозяин бывает тут наскоками, и никто из нас не хочет с ним встречаться, потому что его появление обозначает очередную сумасшедшую идею, появившуюся у него. Так что пусть его тут ждёт кто-то, кого сложно застать врасплох и отправить на хирургический стол или в аппарат для модификации. Уж в ликвидации-то этого гада все модификанты заинтересованы – надоело быть подопытными кроликами и выбраться отсюда хочется. Правда, будет небольшое условие… точнее два: первое – никаких больше лабораторий и исследований. Даже мне, появившейся тут относительно недавно и проведшей не столь много, по сравнению с остальными, времени, хватило этого за глаза. Плевать, где могут проходить эти исследования, мы не согласны принимать в них участие даже если гарантируется их безвредность и безопасность для жизни. Второе – этот, с позволения сказать, учёный должен оказаться у нас в руках. Многие тут помнят каждого, кто погиб во время экспериментов, попросту не выдержав их. Опыты иной раз шли каскадом с минимальными промежутками между ними, хотя впору было роздых в две недели давать. А ведь экспериментировали не только на взрослых челах…- По взгляду Нади было понятно, что бунт «на корабле» обещал быть хорошим, а умирать хозяин лаборатории будет долго и мучительно. Начавшие же светиться карминовым цветом глаза, с прорезавшей их узкой щёлкой ставшего вертикальным зрачка, выдавали степень ярости, в которую только что не скалящаяся Вафля внезапно впала.
Вот мы и поговорим с ним по-свойски. Как «дети» с «любимым папочкой».
Послышалось мелодичное насвистывание Тиибы, легонько прикоснувшийся к плечу синеволосой. Чтобы бывший шас не пел - а сомневаться в том, что крысособ именно поёт, а не просто так свистит, не приходилось - это подействовало на девушку, и она начала постепенно успокаиваться.
Понимал ли горе- «учёный», что насочинял у своих подопытных, неизвестно, но вот то, что едва ли результат полностью отвечал задумке. Да вот только локти ему кусать было уже поздно, как и ликвидировать свои творения, решившие, что с них хватит экзерсисы его терпеть.
-Двери же открыть я не смогу, как и снять защиту – чем это грозит, я озвучила.  – сделав вдох-выдох, чтобы окончательно успокоиться, проговорила новоявленная модификантка. -Не важно, потребуют этого навы или чтобы тебя впустить-выпустить. Так что придётся идти через ход, которым я тебя выпущу. И туда, и обратно. Полагаться придётся на свою память. А пока пойдём на экскурсию. Обещала же… К слову, тебя не обидит, если я кое-что со стола с собой прихвачу и буду по дороге перехватывать? Последний раз нормальную пищу ела в тот день, когда мы с тобой познакомились. Находясь в летаргии и в коматозе питаться приходилось капельницами. Физрастворы и глюкоза были вроде…Фэх!
Передёрнувшаяся синеволосая задумчиво оглядела комнату довольно рассредоточенным взглядом, сфокусировав его лишь зацепившись глазами за дверку сейфа.
- Первым делом предлагаю взломать сейфовую комнату. Там информация об всех имевших место экспериментах. Правда, ломать придётся стенку под дверцей сейфа. На саму дверцу что-то привешано – чует, зараза, что не хозяин открывает, может пройтись огнём по взломщику, так что ожоги заживлять придётся.

Отредактировано Надежда Вайфэль (2015-05-24 21:04:20)

0

17

- К слову, тебя не обидит, если я кое-что со стола с собой прихвачу и буду по дороге перехватывать? Последний раз нормальную пищу ела в тот день, когда мы с тобой познакомились. Находясь в летаргии и в коматозе питаться приходилось капельницами. Физрастворы и глюкоза были вроде…Фэх!
- Конечно же, не обидит! Я и сама рада буду кое-что со стола взять с собой, а то не подготовилась на такое продолжительное пребывание здесь… - сказала эрлийка и, услышав дальнейшее Надино предложение, продолжила: - Ой, как я люблю взламывать! Хорошо, что за Инэлгой наблюдала, разобрала его систему… Что? А, Инэльга – это один из гарок, у него дар взламывать всю технику и различные арканы, иногда бывает очень полезно такое умение. Возможно, его я к этой операции и подключу…
Девушки направились в сторону сейфовой комнаты. «Если взломать её, то можно выведать, куда отправляют наших нелюдей и каковы были результаты подобных экспериментов. Следуя из того, что Надя рассказала про жертв этих опытов, их было немало, так что если разберемся с системой проведения опытов, то сможем сделать что-нибудь, например, вернуть некоторых нелюдей к первоначальному геному или помочь им адаптироваться к новым способностям». Интуиция Ман подсказывала ей, что не только освобождение, но и помощь пострадавшим пройдет успешно, и в этом эрлийка не сомневалась. По дороге к месту назначения девушка клала себе в рюкзак некоторые вещества, казавшиеся ей подозрительными. К ним постепенно присоединились порошок розового цвета, с которым Ман познакомилась в самом начале путешествия в лабораторию, маленький балончик с невероятно противным запахом, который был убран в специальный пакет («Сколько же всего полезного, оказывается, у меня есть в рюкзаке! Я даже не подозревала о таком запасе вещей!»), и тот самый ихор, в котором во время летаргии находилась Вафля.
Однако вскоре девушки оказались под нужным помещением и начали думать, что делать.
- Как вариант, можно просто поставить снизу взрывчатку и все это отправить поближе к нам. Но можно попробовать при помощи лома отодвинуть пол комнаты, пролезть туда и преспокойненько забрать необходимые документы. Как думаешь, что лучше нам сделать  такой ситуации? Мне лично хочется отправить комнату куда подальше при помощи динамита.

Отредактировано Мансур Селестин (2015-05-25 08:33:32)

0

18

- То, что Инэльга – гарка, а не балерина Мариинского театра и так ясно, - ехидно фыркнула Надя, запихивая в пакет оставшуюся на блюде выпечку и пристраивая этот пакет в рюкзак. – Хотя увидеть его в балетной пачке и на пуантах… Кхм… Боюсь, он сам не одобрит таких начинаний… Что? По имени же ясно, что он – нав. Да и знаю я его. Не так давно одному дюже вредному чудскому деду-хранителю зверинца возвращали любимую мантикору. Не думала, что будет грозить увидеть его физиономию, подходящую для сквашивания молока в кефир, так скоро… Не надо на меня так смотреть! Ты б видела его состояние, когда мы встретились! Я бы сказала, что краше в гроб кладут, да только он едва ли в этот ящик собирается… Ещё всех земляных червей перепугает, если решит выбраться после запихивания и закапывания…
Закинув рюкзак на плечо и подойдя к торчащей в стене сейфовой дверце, синеволосая не стала пытаться набрать пароль или схватиться за ручку, присев вместо этого на корточки и начав что-то искать на полу. «Чем-то» оказалась выемка – пол оказался не монолитным, во всяком случае, не везде.
- Это техническая ниша. В неё идут провода от всех техники, требующей электропитания. К тому же, в комнате отдыха всё же потребляется вода, канализация, опять же. Потом всё разом переходит отсюда вниз, к городским коммуникациям. Сама понимаешь, ко всему этому нужен доступ. Принцип почти как у подпола в деревенском доме. – девушка потянула крышку на себя, открывая прямоугольный провал размером полметра на метр. - Ниша идёт подо всей лабораторией, так что добраться до сейфовой комнаты будет не сложно – десяток шагов и мы на месте. Проделывать дыру придётся в её полу.
Чернильно-чёрный из-за отсутствия хоть какого-то освещения лаз был похож на повязку на глазу пирата. Или на беззубый рот, дыхнувший к тому же стылостью, сыростью и плесенью, но писка крыс и прочих звуков, столь обычных для московских подземных коммуникаций и Лабиринта, не было.
Лестницы для удобного спуска так же не наблюдалось.
-Ядрёна… Я не знаю, где лестница. Последний раз туда забирались до моего появления, а потом хозяин лаборатории предпочёл укрепить все трубы и провода магией… вроде. То есть, отпали вообще всякие причины туда забираться. Разве что заклинания поизносятся, но когда это будет!.. Придётся прыгать.
Подавая пример, Вафля десантировалась первой, зашипев от боли в отбитых пятках – высота оказалась никак не меньше полутора метров.
Оказавшись под сейфовой комнатой, в кромешной тьме, разбавленной лишь тем светом, что попадал в нишу через люк, благодаря которому девушки забрались сюда, Надя запрокинула голову. Что она могла увидеть в полной темноте – неизвестно, но тем не менее, потолок она разглядывала задумчиво.
-Нет, динамит – не выход. Я, конечно, и сама бы подняла бы на воздух всю эту богадельню, но ты не забывай, что: первое – мы тут и нас убьёт, второе – кроме нас тут ещё и жертвы этого психопата-экспериментатора, и третье - над нами жилой дом - если повредить несущие стены, он рухнет. Не думаю, что нам за скажут «спасибо» за взрыв дома. Да и мы друг другу благодарностей не выразим по причине безвременной кончины. Короче, взрыв динамитом – не выход. Лучше уж использовать что-то вроде «Технической дырки»: приделаем к потолку и вылезем прямо в этом засейфленном архиве. Правда, до потолка придётся тянуться и крепить на вытянутых руках… Мне, по крайней мере. Тебе, может, и проще будет, ты выше меня ростом.

Отредактировано Надежда Вайфэль (2015-05-26 15:37:01)

0

19

-Нет, динамит – не выход. Я, конечно, и сама бы подняла бы на воздух всю эту богадельню, но ты не забывай, что: первое – мы тут и нас убьёт, второе – кроме нас тут ещё и жертвы этого психопата-экспериментатора, и третье - над нами жилой дом - если повредить несущие стены, он рухнет. Не думаю, что нам за скажут «спасибо» за взрыв дома. Да и мы друг другу благодарностей не выразим по причине безвременной кончины. Короче, взрыв динамитом – не выход. Лучше уж использовать что-то вроде «Технической дырки»: приделаем к потолку и вылезем прямо в этом засейфленном архиве. Правда, до потолка придётся тянуться и крепить на вытянутых руках… Мне, по крайней мере. Тебе, может, и проще будет, ты выше меня ростом.
-Да, пожалуй, ты права. Я как-то не подумала о том, что там могут быть установлены «Улыбающиеся звонари», а то будет большой проблемой. И как я могла забыть о «Технической дырке»! У меня же их целая пачка! – сказала Ман, осмотрела комнату на наличие подручных средств для поднятие и, найдя дряхленький столик, который, похоже, был выброшен из-за ненадобности, отдала одну из черных таблеток своей подруге. – Мы действуем так: у каждой из нас будет по три «Дырочки». Вначале идешь ты, так как я смогу тебя подтолкнуть снизу в портал, а потом я присоединюсь к тебе.
Когда девушки залезли наверх, они увидели комнату, почти полностью выкрашенную в черный цвет. Единственное, что оттеняло мрачность комнаты, это разного цвета папки и тетрадки в шкафах из сосны. Эрлийка подошла к одному из шкафов и начала разбирать бумажки, которые не брались с полки довольно долгое время. Взяв необходимые документы, девушка интуитивно направилась в сторону одного из многочисленных шкафов и достала оттуда тетрадь под названием «Асур».  Прочитав несколько страниц, девушка поняла, что это проект был самым главным детищем «Великого и Ужасного Эксперементатора». Он ставил перед собой цель восстановить геном Первых и внедрять его элементы в живые организмы. Мансур стало противно читать об опытах, проведенных во время этих проектов, а также о числе погибших в них челах, людах, навах и чудах, и она закрыла папку, взяв её себе в подмышки. Через несколько секунд девушка нашла старинное позолоченное зеркальце и, посмотревшись в него, пришла в некоторое недоумение. Её глаза, вместо того, чтобы быть привычного для эрлийки голубого цвета, стали зелеными.
- Надя, а это нормальное явление после чаепития? Просто со мною еще никогда такого не было.

Отредактировано Мансур Селестин (2015-05-28 19:59:59)

0

20

-Ну… Стоят ли «Звонари» я не в курсе. – Надя пожала плечами, кивнув, впрочем, на предложение Элегии. –Энергию не вижу, только чувствую, арканы, соответственно, тоже. Могу только по запаху сказать – есть что-то или нет и всё. Это называется «почувствуй себя собакой-сапёром». Вот только почувствовать-то может любой нормальный маг, так что… Другое дело, что маг сможет ещё и сказать, есть ли заклинание и какое именно заклинание, а я, увы, нет. Вполне возможно, что, кроме дверцы, заклинаний нигде нет. Откуда ему знать, что кто-то решит забраться в архив через технический этаж? Но то, что можем подорвать несущую стену – вполне возможно. Здесь и так много кто погиб. Челы в основном. Зачем к этому прибавлять ещё и жильцов дома?
Оказавшись в архиве, Вафля первым делом включила свет и огляделась. Всё же копаться тут в полной темноте немного неумно. Стоило вспыхнуть лампам дневного света, как стали видны шкафы и стеллажи с томами дел, папками, тетрадями, отдельными листами, которые не только были всунуты в папки и пространства меж ними, но и лежали на паре столов относительно ровными стопками.
Пробежав взглядом по папкам, синеволосая взяла одну из них, обозначенную как «18/3. Арина Веймаар, 13 сентября 1755»
- Хмм… кажется, я чуточку ошиблась с датировкой… - пробормотала девушка. В комнате, правда, голос её не скрадывался, отражаясь от стен, то есть, Мансур вполне могла услышать подругу. – Полтора-два века! Да если только поток наших экспериментов, который является восемнадцатым, начались в пятидесятых годах восемнадцатого века, то эта лаборатория существовала куда раньше. И функционирует уже двести пятьдесят восемь лет… Нет, может, не всегда этот подвал использовался именно как лаборатория, но всё же… Манси,- Надя повернулась к эрлийке, - вот скажи мне, КАК такое может быть, что все это время, чуть больше двух с половиной веков, те же навы не видели это место? Оно же у них под носом! Ладно, если бы она была где-то в просторах Сибири… Это же надо быть осторожным до паранойи, чтобы не попасться никому. Либо вовремя оказываться тут, чтобы убирать тех, кто всё-таки наткнулся… Хотя, если с этой позиции смотреть, то понятно, откуда тут брались нелюди, которых сначала завлечь надо. Любопытство, конечно, свойственно всем, но едва ли у нелюдей от этого страдает чувство осторожности!
Ответа, впрочем, Вафля не ждала, листая страницы находящегося в папке дела и понимала, что прочесть ничего не может. Язык, на котором был написан текст, был ей не знаком, так что оставалось только пялиться в столь знакомые буквы, написанные привычной кириллицей, но складывающиеся в сущую галиматью, не несущую, вроде бы, вообще никакой смысловой нагрузки. И тем не менее, чем больше она рассматривала, не в силах прочесть, тем больше понимала, что… читает написанное и даже понимает написанное. Будто кто-то начал подменять набор букв, составленных, казалось бы, как Спящий во сне увидел, нормальными словами.
Надя быстро вернулась к началу дела, начав читать более вдумчиво, выудив из рюкзака пирожок с мясом и «закусывая» прочитываемое им.

   «Фамилия: Веймаар
    Имя: Арина
    Отчество: Гертольдовна
    Возраст: 29 лет.
    Дата рождения: 18 декабря 1726 года.

    Цель эксперимента: получение оборотня, являющегося классическим с точки зрения челов, не сведущих о существовании Тайного Города…»

В последнюю прочитанную, Надя несколько зависла, пытаясь вспомнить, когда были созданы моряны. С памятью у девушки, конечно, всё в порядке, но всё же она лучше запоминала информацию, когда записывала её. Да и вспомнить, рассказывали ли им о морянах в Солнечном Озере, синеволосая не могла никак.
Так… классические оборотни в понимании людей, не знающих о Тайном Городе и морянах, – это превращающиеся в животных. В волков по преимущественно. В этом плане мои сородичи узколобы и едва ли готовы признать, что…хм… тотемных животных, в которых оборотни трансформируются, у них может быть несколько. Едва ли зайчики или няшные хомячки, но… Хмм… Я – подопытный из этого потока экспериментов. Значит, я такой вот не то оборотень, не то что-то ещё?..
Впрочем, называть себя оборотнем, Вафля не спешила в силу возможности запутаться. Да и вообще зачем забирать имя у морян?
А кто мы тогда?
- Надя, а это нормальное явление после чаепития? Просто со мною еще никогда такого не было.
- А в чём дело? – модификантка оторвалась от текста, посмотрев на эрлийку. – О…Оу!.. Странно… Чай самый что ни на есть обычный. Химичить там, где он ест, хозяин лаборатории не склонен. Мне даже сказать нечего… Будем надеяться, что эффект временный... Хоть тебе идёт этот цвет, всё же привычнее, когда ты с голубыми глазами…

0

21

- Надеюсь, что оно действительно будет так, как ты сказала… - проговорила эрлийка, когда услышала ответ на собственный вопрос. Она засунула зеркало к себе в рюкзак, дабы потом отдать его кому-нибудь из челов, занятых историческими ценностями. «Будет интересно узнать, что об этом думают специалисты. Во-первых, если я узнаю, в какой период истории было создано это зеркало, я смогу предположить, когда приблизительно была создана лаборатория. Во-вторых, зеркальце, как мне кажется, принесет много радости челам. Им нравятся такие штучки, особенно старые».
Ман еще немного побродила по лаборатории, собрала все бумажки в единую стопку и с большим усилием впихнула в свой огромный рюкзак. «Удивительно, что он скоро ничего не сможет вместить. Я ведь хорошо помню, как он вмещал большое количество артефактов самых различных размеров». Уложив все к себе, она обратилась к своей подруге:
- Знаешь, Надя, я тут кое-что интересное нашла. Ты помнишь, что рассказывают во всех магических школах про асуров? То, что они вымерли, а их генетику нельзя восстановить. Этот ученый попытался это сделать, но потерпел крах, в результате чего отложил данный проект на неопределенный срок. Ты бы знала, сколько жителей Тайного Города и просто челов погибло во время опытов! Это просто ужасно, даже для меня! – сказала девушка и, увидев написанное на листе бумаги у Нади, продолжила. – Когда я изучала морян, я почитала немного вашей мифологической, как вы её называете, литературы об оборотнях. Есть несколько видов: ликантроп – оборотень, превращающийся в волка, берсерки — челы-медвед, кицунэ — оборотени-лисицы у, как их там, японцев, тануки — чеды, превращающиеся в енотовидную собаку, и аниото — люди-леопарды. Это все разновидности классических оборотней, которые я помню, – в этот момент глаза у Мансур стали золотистыми. - И, кстати, а какие у тебя есть способности, кроме умения «чуять» арканы?

0

22

- Элурантропов, называющихся так же котолаками забыла. Впрочем, это общее название оборотней, способных менять свой облик, превращаясь в представителей семейства кошачьих — от обычной домашней кошки и вплоть до самых экзотических видов… Тигров, там, или, львов и ягуаров и так далее…Хотя оборотней, на самом деле, у нас в мифологии до дряни: кицунэ, тануки, хэби, мудзина, банакинэко и нэкомата, оками, цутигумо, инугами, тэнгу, каппа, вервольф (он же волколак, он же вилктаки, он же бисклаверт, он же ульфхеднар) ругару, аниото, шелки…Уйма же!
Хотя ликантроп и вервольф – вещи чуть разные: ликантропы – проклятые кем-то, кому причинили зло. Своего рода болезнь, если это так можно назвать. Может даже психологическая. Вервольфы же это челы, либо рождённые от оборотней, либо ими укушенные. Хмм…В энциклопедии, которую я читала, говорилось так же, что оборотнем можно стать посредством магии, съев мозг или жаренное мясо волка, сделав глоток воды из волчьего следа или водоёма, из которого пила волчья стая; так же оборотнем можно стать, если носишь одежду из волка сделанную или родившись в Рождество…Причём чел, ставший оборотнем не по своей воле (из-за укуса, проклятия или  родившийся таковым) не является безвозвратно проклятым до первой крови, до тех пор, пока не попробует первый раз кровь…
  - Вафля хмыкнула. -Вот уж где б моряны повеселились, наверное. Тем более, что легенды об оборотнях появились у нас куда раньше, нежели моряны… вроде. Кажется, эту часть лекций я тоже проспала.
Надя подошла к Мансур и чуть оттянула её веко, разглядывая её глаза, ставшие золотыми, словно после Золотого корня. Вот только Наденька почему-то была уверена, что уж чего-чего, а этого в лаборатории точно нет. Едва ли бутыль с жидкостью или порошок можно спрятать хорошо, особенно, если используешь его часто.
Ты мне лучше скажи, за коим лядом при изучении морян тебе понадобились наши, человские, мифы и легенды? Ведь большая часть того, что там написано очень далеко находится от того, что реально существует, - Вафля почесала переносицу, отойдя от Элегии, глаза которой вновь сменили цвет. На этот раз на тёмно-коричневый. – Странный эффект от чая… или от пирожков? Хмм… А откуда ты знаешь, что написано в деле, которое я читаю? Это не русский язык. Так же сомневаюсь, что он принадлежит хоть какой-то Семье Тёмного Двора, Ордена или Люди. Сомневаюсь, потому что по словам тех, кто видел хозяина лаборатории… да хоть та же самая Арина Веймаар, она всё ещё жива, хвала Спящему… говорят, что он – чел. По крайней мере, был им, потому что он сам является самым первым своим экспериментом… Так вот, если он специально или случайно создал новую расу, если нас ею можно назвать, то почему бы ему не попытаться придумать для этой расы язык? Единственный вопрос в том, что никто из нас нарочно его не учил, но я понимаю, что тут написано! И остальные, думаю, поймут…
Зашибись я проснулась! Мало того, что сижу тут под угрозой психологической подвижки на фоне кризиса расовой принадлежности, так теперь ещё надо понять, какого ляда я понимаю язык, записи на которым первые в жизни вижу…
Кроме этого была боль. Она медленно нарастала с момента пробуждения, сначала давая знать о себе нытьём в костях и суставах, теперь она опаляет мышцы, заставляя их судорожно сокращаться в попытке спастись от этого ощущения. Мозг откровенно матерился, отгавкиваясь от болезненно вопящих рецепторов.
Движение, прикасающаяся к телу ткань одежды, разговор с Мансур – всё, абсолютно всё приносило боль. И ведь это ещё не был пик.
Тем не менее, каким-то неведомым образом, Вафля ухитрялась не подавать или почти не подавать виду. Маг бы, наверное, понял бы, что, не смотря на поведение девушки, всё не так гладко, как она хочет показать.
Ерунда. Просто перетерпеть… - дрожащие пальцы заправили короткую прядь очень тёмных синих волос за ухо. Правда, она всё равно немедленно оттуда выправилась, упав на глаза. – Главное, чтобы пик боли произошёл после того, как Мансур уйдёт. Не хватало, чтобы она решила меня оттащить в Обитель для лечения. Я ей хоть и подруга, но Эрли не свойственна благотворительность…
- Я чую не аркан, а энергию, которую для него использовали. – поправила Вафля Элегию. - И могу сказать, чья она... По крайней мере, пока мог попытаться. Хотя с этим-то относительно просто всё. Великих Дома – три, Источника – тоже. Чёрта лысого запутаешься. Особенно навскую энергию ни с чем не спутаешь – у неё запах специфический. Хотя на словах описать, какой именно – затруднительно. Это почувствовать надо. Что же я могу, кроме этого, я понятия не имею. У меня не было времени проверить такой момент, как способности к чему-либо…– девушка пожала плечами, постучав пальцами по столу, на котором лежала папка. - Я так думаю, здесь можно задержаться надолго. Ты посмотри, сколько тут документации! Изучай – не хочу. Ты отсюда такими темпами уйдёшь через неделю… при условии, что хозяин не припрётся раньше – тогда тебя ещё и прятать придётся. А потому предлагаю двигаться дальше. Едва ли это всё убежит отсюда. Надо бы только аркан или артефакт какой-нибудь поставить для сохранности полок с документами: пройдёт всё хорошо, то просвещённые на счёт этого места навы смогут взять гада-экспериментатора вторым номером, после того, как…кхмм… думаю, им будет любопытно, что тут творилось – всё же и их вассалы пострадали. А если этот фортель хвостовым оперением не выйдет, то аркан или артефакт сможет оберечь это всё дело от уничтожения – я на месте хозяина лаборатории не стала бы это всё хранить, чуя, как задницу скипидарят с целью использования в качестве дров, водружая на костёр…
Рассуждения девушки на эту тему были весьма просты: информации в архиве – кладезь. И чем дальше, тем больше чела убеждалась, что всё это хозяйство надо отдавать Великим Домам. Точнее – Великому Дому. Учитывая то, что лаборатория со всем содержимым находится на навской территории, то им, навам, и должно это счастье привалить. Тем более, что люды могут постараться пойти тем же путём, что и хозяин лаборатории.
Только своих трогать не будут. И им будет плевать, что в случае неудачи тот, на ком они ставят опыты, а это почти наверняка будет какой-нибудь чел, умрёт. Они воспользуются любым способом усилить свой Дом, а на жертвы им будет наплевать, скорее всего. Так нельзя. А вот в том, что навы решат что-то такое делать… нет, тоже риск есть, но можно надеяться на лучшее. Воин не есть убийца. Что-то мне говорит, что эти понятия навы различают хорошо. Может, в Ордене тоже на такое способны, хотя кто эту ржавчину поймёт? А вот способен ли серпентарий имени танцующего журавля это понять – неизвестно… Почему-то в их отношении я предпочитаю насторожиться и предполагать худшее. Впрочем, как и в случае с Орденом…
Размышляя, синеволосая старалась не делать резких движений, чтобы взбудораженный болью организм не воспринял это как очередной сигнал к тому, что он должен,  - обязан просто таки! - дать о себе знать. Точнее, дать знать о том, как ему хреново.
Будто бы Надя об этом состоянии своего организма без напоминаний не знала...

Отредактировано Надежда Вайфэль (2015-10-06 01:24:58)

0

23

– Ты мне лучше скажи, за коим лядом при изучении морян тебе понадобились наши, человские, мифы и легенды? Ведь большая часть того, что там написано очень далеко находится от того, что реально существует. – спросила девушку её подруга.
- Понимаешь, мне просто всегда было интересно узнать, как вы воспринимаете то, что творится у нас. Когда я читаю ваши книги, я лучше вас понимаю. Да и мне надо было делать работу по свободной теме. Я выбрала тему «Моряны и их сородичи в человской мифологии». За это мне дали высшие баллы, да и много чего полезного изучила у вас. Это пригодилось потом, когда я общалась с некоторыми по поводу Анны – думаю, ты её помнишь. Она – метаморф по нашему, а по вашему аниморф – чел, способный обращаться в любое животное.  Правда, у нас к этому еще относится способность пить кровь, как у масанов…  - сказала Мансур и опять посмотрела в зеркало. Её глаза теперь стали отливать темно-коричневым цветом. «Странно, сколько времени прошло, а эффект все еще не прошел. Надо будет потом разобраться».
- А откуда ты знаешь, что написано в деле, которое я читаю? Это не русский язык. Так же сомневаюсь, что он принадлежит хоть какой-то Семье Тёмного Двора, Ордена или Люди. Сомневаюсь, потому что по словам тех, кто видел хозяина лаборатории… да хоть та же самая Арина Веймаар, она всё ещё жива, хвала Спящему… говорят, что он – чел. По крайней мере, был им, потому что он сам является самым первым своим экспериментом… Так вот, если он специально или случайно создал новую расу, если нас ею можно назвать, то почему бы ему не попытаться придумать для этой расы язык? Единственный вопрос в том, что никто из нас нарочно его не учил, но я понимаю, что тут написано! И остальные, думаю, поймут…
- Если честно, я не знаю. Просто смотрю и понимаю, что там написано, хотя там язык, похоже, довольно древний. Мне лично напоминает санскрит, но он во многих элементах отличается. Например, - высказала эрлийка, достав из маленького переднего кармашка рюкзака блокнотик с ручкой и начав писать, - «цель эксперимента: получение оборотня, являющегося классическим с точки зрения челов, не сведущих о существовании Тайного Города» пишется на санскрите так, - девушка нарисовала значки на древнем индийском языке и продолжила. – а тут у нас значки более округлые, в некоторых вообще круги и кресты сплошные… Если, конечно, я не ошибаюсь, то это какой-то из древних человских языков. Просто я такое уже где-то видела, я просто не могу вспомнить, где конкретно. Коли мы заговорили о расах, может, морфами назваться, ради прикола? И я с тобой согласна, что пора уходить. Все равно то, что мне надо было взять, я взяла. Спасибо тебе большое за такую помощь. Я тебя отсюда вытащу, обещаю.

0

24

-Она и у нас, и у вас одинаково называется, - метаморфом. – фыркнула Надя, с любопытством копаясь по полкам. –А аниморфы – это из книг Кэтрин Эпплгэйт и сериала по этим книгам. Это детская фантастика про инопланетян. Выдумка, в общем. На деле такой расы не существует и никогда не существовало даже у нас в мифах. Чел, далёкий от Тайного Города скорее всего примет Анну за классического, в его понимании, оборотня… Перевела ты правильно. Вполне возможно, что это и впрямь санскрит. Правда, я не уверена, но может он за основу взят. – синеволосая пожала плечами и мотнула головой на предложение Мансур: – Не, если так обозвать, могут попутать с теми же метаморфами. И прежде, чем уйдём… Есть идеи, как спасти всё это от возможной гибели? У меня при себе артефактов нет…
Результатом раскопок оказалась пара батареек, под завязку полных энергией: одна зелёной, другая – красной.
-Фигасе залежи! – Вафля повертела в руках батарейку с чудской энергией, вернув её на место. –Интересно, купил или скоммуниздил? К слову, что-то я не заметила, чтобы такие вот аккумуляторы по лаборатории валялись как попало, а тут – на тебе!
Впрочем, использовать энергию, больше подходящую для хванов и всетайногородской рыжести, девушка не собиралась, подхватив батарейку с зелёной энергией и с радостью, пусть и не сразу, втянув оную в себя.
Странно… Обычно внутри этакая игривая щекотка по позвоночнику проходит, а сейчас – ничего…
Какое-то время синеволосая стояла, задумчиво постукивая пальцами по своему бедру, а потом удивлённо присвистнула.
-Пусто, - ошалело сообщила она эрлийке. – Я только что зарядилась, но энергия задержалась во мне не больше десятка секунд. И ушла, словно бы слилась куда-то, хотя я не творила ни одного аркана…
С красной энергией Вафля предпочла не экспериментировать. Всё же если энергия Колодца Дождей "слилась", то и энергия Карфагенского Амулета может что-то этакое учудить, причём не обязательно приятное для того, кто ею воспользовался.
В следующую секунду девушка замерла. Со стороны, наверное, казалось, что она к чему-то прислушивалась и, судя по тому как Надя повела плечами,"услышанное" ей не особо понравилось.
-Боюсь, полномасштабной экскурсии у нас не выйдет.- скороговоркой проговорила Вафля. - Хозяин лаборатории скоро тут будет. Где-то через полчаса-час. Тут же прогулка на несколько часов, если не сильно торопиться. Мне же тебя ещё отсюда вывести надо и с защитой и пробуждением остальных разобраться. И так могу не успеть... Если только... - девушка задумалась, - Давай-ка тебя Тииба проводит. Только не обессудь, крышку канализационного люка тебе придётся самой открывать - у Тиибы сил не хватит. - Вафля захлопнула дело и запихала его обратно на полку. - Всё. Вальсируем отсюда.

Отредактировано Надежда Вайфэль (2015-06-05 15:34:03)

0

25

-Она и у нас, и у вас одинаково называется, - метаморфом. А аниморфы – это из книг Кэтрин Эпплгэйт и сериала по этим книгам. Это детская фантастика про инопланетян. Выдумка, в общем. На деле такой расы не существует и никогда не существовало даже у нас в мифах.
- Не знала об этой псательнице. Я, конечно, у себя в комнате собираю человскую литературу, но до фантастики ещё не добралась. В основном я читала Ваши учебники по истории и сравнивала с нашими, также дома полным-полно детективов и романов. Надо будет как-нибудь почитать что-нибудь из Вашей фантастики. Кстати, я недавно посмотрела вашу фэнтези-трилогию «Властелин Колец», довольно-таки интересные фильмы. До сих пор мучаюсь вопросом, создатели этой трилогии нас когда-нибудь видели? Просто эльфы слишком похожи на наших навов, как бы это ни было странно, да и чуды те еще рыцари Гондора… - эрлийка хотела продолжить свою дискуссию, однако её монолог прервал восклик её подруги:
-Фигасе залежи! Интересно, купил или скоммуниздил? К слову, что-то я не заметила, чтобы такие вот аккумуляторы по лаборатории валялись как попало, а тут – на тебе!
- Вот это да… – это единственное, что смогла проговорить Мансур, когда увидела батарейки, заряженные энергиями чудов и людов. «Я не удивлюсь, если он это стащил у кого-нибудь из попавшихся ему представителей других рас». Однако еще большее удивление у девушки вызвало то, что Темная Вафля, как стала её мысленно называть девушка, втолкнула в себя колбочку с зеленой материей, которая преспокойно растворилась в ней. «Ничего себе! Я никогда ничего подобного не видела в своей жизни! Надо будет как-нибудь спросить у Наденьки, как она это делает – может, пригодится мне когда-то…». В ту же секунду Ман услышала какой-то странный звук, напоминавший ей шаги в коридоре. На это отреагировала и Надя.
-Боюсь, полномасштабной экскурсии у нас не выйдет. Хозяин лаборатории скоро тут будет. Где-то через полчаса-час. Тут же прогулка на несколько часов, если не сильно торопиться. Мне же тебя ещё отсюда вывести надо и с защитой и пробуждением остальных разобраться. И так могу не успеть... Если только... – в этот момент челка замолчала, словно задумалась о чем-то, и через секунду предложила. -  Давай-ка тебя Тииба проводит. Только не обессудь, крышку канализационного люка тебе придётся самой открывать - у Тиибы сил не хватит. Всё. Вальсируем отсюда.
- Хорошо, я ещё сюда нагряну как-нибудь и осмотрю все в нормальной обстановке. Я так надеюсь… - сказала девушка и, еле-еле одев сой напиханный рюкзак, прыгнула вслед за своей подругой в портал.
Вначале никаких препятствий на пути к «комнате отдыха» не возникало, но потом начали происходить непонятные для эрлийки вещи. Помимо того, что глаза снова поменяли цвет с темно-коричневого на серый, близкий по оттенку к серебряному, так они еще в темноте светиться начали. «Еще добавились побочные эффекты. Когда же это все кончится!» - подумала про себя Ман, и в тот же миг глаза перестали светить, зато везде, где шли девушки, зажигался свет по её желанию и, помимо всего этого, цвет освещения менялся. «Хоть это и странно, но мне всё это начинает нравиться! Если так произошло, то значит, этому происшествию нужно было случиться».
Внезапно раздался звук напоминавший приближавшиеся шаги, и Манси, увидев наиболее подходящее для укрытия место, спряталась и затащила туда же свою подругу, предварительно вырубив свет, не дав своим глазам засветиться и приготовив «Рыбацкую сеть» и «Заморозку».

0

26

- Ну эти книги и мимо меня тоже прошли. Когда я ходила в детскую библиотеку книг этой писательницы там ещё не было… вроде. Хотя, может, просто не интересовалась… Хмм… - Вафля почесала в затылке. – Эльфы – навы, гондорцы – чуды, а на людов кто там похож? Орки или тролли? Хотя лучше книги Профессора прочитать – они, по-моему, куда лучше, нежели фильм…
На слова эрлийки о нагрянивании Надя лишь кивнула, уточнив, что лучше будет, если это нагрянивание произойдёт с «кавалерией», которая сможет накрыть хозяина со всей колдой.
- Тогда можешь приводить даже всех своих, кто там, в Обители, может заинтересоваться местными разработками…
Смену цвета глаз модификантка не приметила сразу, но вот когда они начали сначала светиться, потом Мансур начала включать и выключать свет – задумалась.
Что бы это могло быть? Не от чая же такой эффект, в само деле. И не от пирожков – тогда бы и у меня это проявилось. Да и не химичит хозяин лаборатории в комнате отдыха. Тогда почему так?
Тем временем, эрлийка то-то услышала и, потушив свет и подавив свечение глаз, затащила не понявшую, в чём дело, Вафлю в укрытие, судя по потянувшемуся запаху, приготовив заклинания.
-Ты чего? – тихо спросила Надя, прислушиваясь к окружающему. Шаги услышала, но у синеволосой они опаски не вызвали. – О, это, наверное, кто-то из местных обитателей. Арина, скорее всего, а может, ещё кто-то, кому в ихоре находиться не обязательно из-за того, что оставили в покое по причине неприятия организмом изменений. Поздно только встают – привычка. Чего ещё ожидать от бывшего челов, которые чёрт знает сколько лет не выходил на улицу… Хотя что-то я не уверена, что дата в её деле проставлена правильно. Видишь ли, у всех переделок некоторые проблемы с определением времени. После десятого-пятнадцатого эксперимента мы теряемся во времени, не зная точно какие данный момент идут месяц и год, не говоря уже о числе и дне недели, так что нам можно выдать наобум любую дату - и мы поверим, что она верна. Когда я тут появилась, я говорила, какой год и век сейчас идёт, но мне не верят! Доказать же я не могу, как и они не могут проверить мою правоту или ошибку. И не спасет даже наличие компьютеров – у каждого компа часы и календарь поставлены на разные время и даты. Первые же эксперименты, кроме связанных хоть как-то с хирургией, хозяин лаборатории ставил не себе. Делай выводы.
В этот момент в неосвещённую комнату кто-то вошёл. По фигуре узнать, кто именно, у Вафли не вышло. В темноте загорелись кармином глаза, взгляд которых обежал комнату, вспыхнул свет, выдавая вошедшую – высокую стройную темноволосую девушку лет тридцати, с глазами удивительного золотисто-карего цвета.
- Кошка-ГМОшка, ты тут? – хорошо поставленным голосом поинтересовалась она, оглядывая помещение.
Ч-что? - от чего именно Вафле такое обращение не понравилось, она не знала, но почувствовала, что начинает звереть.
- А где мне ещё быть, мадам Веймаар? – выражение лица, которое скроила находящаяся в состоянии бешенства выбравшаяся из укрытия, найденное Мансур Надя, при должном воображении можно было назвать улыбкой.
О том, что в помещении находится ещё и эрлийка, синеволосая говорить не хотела, хотя подобная мысль у неё была.

Отредактировано Надежда Вайфэль (2015-06-08 20:06:48)

0

27

-Ты чего? – спросила эрлийку Надя и, прислушавшись, сказала: – О, это, наверное, кто-то из местных обитателей. Арина, скорее всего, а может, ещё кто-то, кому в ихоре находиться не обязательно из-за того, что оставили в покое по причине неприятия организмом изменений. Поздно только встают – привычка. Чего ещё ожидать от бывшего челов, которые чёрт знает сколько лет не выходил на улицу… Хотя что-то я не уверена, что дата в её деле проставлена правильно. Видишь ли, у всех переделок некоторые проблемы с определением времени. После десятого-пятнадцатого эксперимента мы теряемся во времени, не зная точно какие данный момент идут месяц и год, не говоря уже о числе и дне недели, так что нам можно выдать наобум любую дату - и мы поверим, что она верна. Когда я тут появилась, я говорила, какой год и век сейчас идёт, но мне не верят! Доказать же я не могу, как и они не могут проверить мою правоту или ошибку. И не спасет даже наличие компьютеров – у каждого компа часы и календарь поставлены на разные время и даты. Первые же эксперименты, кроме связанных хоть как-то с хирургией, хозяин лаборатории ставил не себе. Делай выводы.
«Понятно. Теперь надо думать, как отсюда выбираться, а вначале обойти приближающийся к нам индивидум», - подумала Мансур и, задержав на всякий случай дыхание, перестала издавать каких-либо звуки. В этот момент кто-то зашел в помещение и включил свет. Этим кем-то оказалась брюнетка в возрасте около тридцати лет, обладательница невероятно красивых золотисто-карих глаз. С непонятной для эрли хитрой улыбочкой она спросила:
- Кошка-ГМОшка, ты тут?
Как видно, названное прозвище Наде не понравилось, но ей все-таки пришлось выйти и с гримасой, местами напоминавшей улыбку, ответить:
- А где мне ещё быть, мадам Веймаар?
«Так это и есть Арина Веймаар? Удивительно, как она хорошо сохранилась, при том без использования ихора! Придется еще раз прийти и порыться в бумажках «Великого и Ужасного» Профессора», - решила Ман и шагнула в сторону, как вдруг раздался скрежет, который был услышан госпожой Веймаар. Она мгновенно отреагировала и, увеличив улыбочку до максимальных размеров, сказала:
- Погоди, у нас, похоже, незванные гости…
После этих слов Арина пошла по направлению источника звука, но Мансур сумела быстро и незаметно перебраться в другое укрытие. Арина также, как и Надя, чувствовала запах эрлийки и, добравшись до последнего пристанища девушки, проговорила:
- Лучше выходи, все равно не спрячешься. Я чувствую твой запах. Если не выйдешь, то я разорву тебя на мелкие кусочки!
«Только бы она поняла, что я такая же, как и она!» - мысленно сказала Ман и внезапно почувствовала, что какая-то сущность, сидящая внутри неё, хочет вырваться наружу и защитить Надю. «Что ж, пора» - решила эрлийка, и в этот момент Веймаар бросилась в убежище девушки, теперь уже в облике черного волка. Однако и Мансур не ожидала своего превращения, став огромным бурым медведем, и, издав громкий рев, отразила бросок Веймаар. Та пыталась еще несколько раз напасть на эрли и укусить её в уязвимые места, но девушка отразила все атаки, не получив ни одной царапины. Встав во весь рост, она смотрела свысока на сжавшуюся в углу Арину, вернувшуюся в свой первоначальный, человский облик.
- Я не хочу с тобой драться. Я просто хочу поскорее выбраться отсюда, чтобы потом еще раз сюда нагрянуть, но уже с подкреплением.
- Тогда получается, что ты не враг, а наш друг? Очень приятно с тобой познакомиться, - проговорила девушка, поднялась с пола и, повернувшись к Наде, спросила: - Это ты её привела сюда? И кто она?

0

28

- Никогда больше меня так не называй! Слышишь?!
- Погоди, у нас, похоже, незваные гости…
Ответить на это Надя не успела. Честно открыла рот, но…вынуждена была тут же его захлопнуть и начать лихорадочно думать, как не допустить убиение эрлийки, понимая, что могущие получить жалобу от вассальной Семьи навы отомстят так, что лучше самой могилку себе оборудовать, предварительно написав завещание.
Ну на то у меня время будет… Стоп, а почему у меня? У Арины!
Превращение Арины Гертольдовны в волка Надю впечатлило. И не только процесс, во время которого хруст и треск суставов и костей, перестраивающихся под скелет животного, раздавался по всей комнате отдыха, но и рост получившийся зверушки: изначальный рост Арины был сто семьдесят-сто семьдесят пять сантиметров, то после трансформации от никуда не делся – в холке волчица имела совершенно тот же рост.
Это я в такое же чудище могу превратиться? - такое открытие повергло Вафлю в некоторый шок.
В окончательную же прострацию девушку послала Мансур, трансформировавшаяся в медведицу со шкурой чёрно-бурого цвета, но со вполне эрлийским ростом в холке, так же сохранив исходный.
Её папа будет в шоке: единственная дочь оборотень-бурый медведь!.. Если, конечно, нас можно назвать оборотнями в свете существования морян…
Кое-как оправившись от потрясения, Вафля нашла силы ехидно улыбнуться:
- Кажется, в начале экспериментов хозяин лаборатории не очень-то фантазировал: кроме роста переделки не выделялись…Это начиная с Ганемея цвет шерсти начал разниться: радуга с добавлением чёрного.
Пирожки или чай? Что-то из этого содержала универсальный мутаген, иначе объяснить происходящее с Элли невозможно!
К счастью, боя полноценного всё же не состоялось: большая часть конфронтации прошла мимо Нади, так что фраза об экстерьерном разнообразии новоиспечённых «оборотней» оказалась выдана незадолго до слов Элегии, отказавшейся от боя и сообщившей о своих дальнейших действиях.
- Это ты её привела сюда? И кто она?
- Нет, она пришла сюда вслед за моей копией, которая в свою очередь, шла за Тиибой… Копия, собственно, меня разбудила… Её зовут Элегия, для друзей Мансур, она эрлийка… О Тайном Городе Манси лучше меня расскажет. Да и вообще, лучше может рассказать тот, кто был там постоянно, а не лепился где-то сбоку… Сейчас её надо отсюда вывести: хозяин лаборатории скоро будет тут. Ты же знаешь, чем это грозит. Я могу не успеть – у нас минут двадцать-пятьдесят…
- ?!
- Ну он сказал, что будет где-то через полчаса-час. Ты же знаешь, каким он может быть внезапным…
- Ну да. – Арина почесала бедро. – А как она голая-то пойдёт?
- Упс…
Вопрос был задан вовремя и к месту: всё же модификанты были более чем не похожими на морян. И одно из отличий – одежда никоим образом не хотела сливаться с телом во время трансформаций, разрываясь в хлам. То есть, после несостоявшейся драки в комнате отдыха стояли черно-бурая медведица и две девушки - одна одетая, озадаченно зарывшаяся пятернёй в шевелюру, пытаясь понять, как же быть, другая совершенно голая.
-В принципе, тут есть одежда, надо только размер подобрать. – кашлянула Вафля, несколько подзависнув. – Вы с Манси одного роста, вроде… Манси, будь добра, трансформируйся обратно, у нас мало… нет, у нас ОЧЕНЬ мало времени.
- Ты пойдёшь с ней.
- А…
- С защитой и прочим я сама разберусь, как и с прочим, что необходимо сделать. Тебе же будет лучше оказаться снаружи и помочь Элегии. – Арина прошлась по комнате, выудив из каких-то закромов пакет и кинув его Наде, отметившей, что тючок оказался мягким, хоть внутри и позвякивало что-то металлическое. - Тем более, что ты наверняка решила просабатировать некоторые указания, а я слышала, что после очередного самоволия тебя и Тиибу отправят в «утилизатор». Хозяин знает, что он тебе помогает. Почему в «утилизатор», а не под плотный контроль у Тиибы при случае спросишь.
Вафля выразительно икнула. Уж чего-чего, а оказываться в комнате - «утилизаторе» ей не улыбалось. Знала девушка, чем может это закончится.
Ну лучше, чем марионеткой. Для меня. А вот Тиибу подставлять не охота…
На выуживание из рюкзака пакета с пирожками и упихивание туда тючка из пакета с одеждой и туфель, оперативно сменённых на осенние сапожки, много времени не заняло. Посвистом Вафля позвала крысособа, который не менее оперативно запаковался в рюкзак, немедля вскинутый на плечо, лямкой придавив ткань короткой, но тёплой куртки на плече. От Арины Вафле в карман перекочевал диск. Как и когда госпожа Веймаар успела скинуть электронный архив, пусть и в запароленном виде, Вафля не знала, но понимала, что пригодиться он может. Судя по некоторой пухлости конверта с диском, там было ещё и какое-то послание.
Времени, на взгляд синеволосой довольно, чтобы подобрать вернувшейся в изначальное состояние эрлийке новую одежду.
- Нам предстоит игра в шпионов, - хмыкнула Вафля, обращаясь к Мансур, проверяя, ничего ли не забыла сама и ничего ли не забыл Тииба. И конечно, обнаружив, что крысособ забыл свою «сокровищницу», которую модификантка не преминула найти и сунуть внутрь рюкзака, заявив возмущённому бывшему шасу, то сюда они едва ли вернутся.
- Боюсь, Манси, теперь тебе придётся меня где-то прятать. По крайней мере, до определённого момента. А может, и нет. Сложа руки сидеть, конечно, не стоит, но теперь всё то, что тут может произойти, зависит не только от моих действий…
Напоследок синеоволосая забралась под одежду и кожу своей копии, так и валяющейся на диване, выудив оттуда небольшой – с грецкий орех – камень, огранённый под шар.
- Артефакт-видеодиктофон. – пояснила Надя эрлийке. -  Ну, если можно так его обозвать. У БТМК три памяти: первая – биологическая, вторая – компьютерная. Это в головной части допеля. Это же третья. Если в первые две памяти закладываются общие сведения о детстве (хозяин лаборатории каким-то образом ухитрялся считывать память, не используя критичные заклинания… это я про Иглу Инквизитора), то этот камушек просто пишет всё происходящее. Там, в том числе, и информация о последних часах до отключения копии. Будет не хорошо, если он попадётся хозяину… хотя если в мозгах гангера покопается, всё равно узнает, но чуть позже, чем может узнать, просмотрев содержимое артефакта. В данном случае, лучше поздно… Всё, выдвигаемся.
Как не удивительно, синеволосая сиганула в знакомую уже техническую нишу, сделав Мансур жест, призывающий следовать за ней. Как только Элегия оказалась рядом с Вафлей, люк закрылся, погрузив окружающее в непроглядную темноту.
Постояв какое-то время, чтобы привыкнуть, модификантка схватила Мансур за рукав и потащила за собой, направляясь в противоположную от комнаты архива сторону. Как она ориентировалась в непроглядной темноте да без фонарика, было загадкой. Для эрлийки. Трепаться же, разъясняя, что к чему, Надя не хотела. По её мнению, сейчас не время и не место. Однако, если бы эрлийка присмотрелась, то увидела бы, что глаза у её подруги светятся карминовым светом. Так же, как когда у неё была вспышка ярости на словах о «свойских» переговорах с хозяином лаборатории.

Отредактировано Надежда Вайфэль (2015-06-10 16:41:18)

0

29

Наблюдая за переговорами между Надей и Ариной, которая теперь не была настроена враждебно, а наоборот, очень даже дружелюбно, Мансур мысленно засмеялась. «Ой, Вафелька, ты сама не представляешь, сколько всего разного я могу о Тайном Городе рассказать! Думаю, всем было бы интересно послушать рассказы о нашей повседневной жизни… Единственное, что хотелось бы подправить, я там не сбоку, а в самом центре событий, так как я являюсь полевым врачом, про что, похоже, моя подруга не знает».  Однако мысленный монолог был прерван словами «А как она голая пойдет?» и Надей, обратившейся к эрлийке:
- Манси, будь добра, трансформируйся обратно, у нас мало… нет, у нас ОЧЕНЬ мало времени.
«Получается, я еще нагая буду? Кошмар… Ладно, потом с этим разберусь». Девушка мгновенно вернулась в свою исконную форму и прислушалась к разговору модификанток. Арина, по видимому, переживала за челку и сказала:
- Ты пойдёшь с ней.
- А…
- С защитой и прочим я сама разберусь, как и с прочим, что необходимо сделать. Тебе же будет лучше оказаться снаружи и помочь Элегии. Тем более, что ты наверняка решила просабатировать некоторые указания, а я слышала, что после очередного самоволия тебя и Тиибу отправят в «утилизатор». Хозяин знает, что он тебе помогает. Почему в «утилизатор», а не под плотный контроль у Тиибы при случае спросишь.

«Как? В «утилизатор»? Пусть только попробует этот гад-псевдо-профессор навредить Наде! Я ему противогаз с фосгеном и этанол попить дам, что он пожалеет, что он вообще на свет родился, не то что заниматься этими экспериментами!» В этот момент глаза эрлийки стали красными, и девушка еле-еле сдержала их свечение. За прошедший период времени Надя уже успела вытащить из легкого бело-серого рюкзака пирожки, засунуть туда тючок одежды и туфель и подобрать Элегии новую одежку. Она очень быстро оделась в белую ветровку с изображением ирбиса, или снежного барса, темно-синие джинсы и белые с красным пумовские кроссовки и, услышав слова Нади о том, что теперь её придется куда-то прятать, ответила:
- Можешь пожить у нас в Обители. Отец всегда был рад гостям, несмотря на свою вредность. По поводу оплаты проживания не волнуйся – друзьям семьи Эрли, в частности моим, всегда проживание было бесплатно. В крайнем случае я смогу оплатить за твое время пребывания на нашей базе. Да и братьев Динамуса и Ляпсуса уговорить смогу, чтобы ты у меня пожила в комнате. Надеюсь, что тебе там понравится – там много интересных книг, музыкальных дисков, даже патифон сохранился!
Через несколько секунд Надя показала, что пора идти, и Манси, попрощавшись с Ариной, отправилась вслед за челкой. Внезапно она остановилась, но через долю секунды потянула эрлийку за рукав, ведя её по неосвещенным тропинкам. Для Ман это было удивительно, однако через некоторое время и она смогла ориентироваться в темноте и, вырвавшись из крепких рук подруги, спокойно двигалась за ней. «Похоже, я становлюсь такой же, как они. Надеюсь, что отец не особо расстроится из-за этих небольших изменений. Просто мне надо привыкнуть к новым ощущениям…»

0

30

Вафля уверенно провела Мансур к массивной железной двери, какие стоят на страже помещений, принадлежащих муниципального хозяйства, без особых сложностей открыла её – за дверью присматривали тщательно, смазывая петли и замок, так что ни скрипа, ни тонкого порошка ржи не было при её пользовании, - придержала и, дождавшись, когда эрлийка пройдёт, закрыла дверь за собой, хмыкнув что-то вроде «добро пожаловать в Лабиринт!».
- То есть, я, вроде как, у тебя на шее сидеть буду? - Вафля запнулась на ровном месте, когда Мансур предложила пожить в Обители.
К тому же как бы я не навела беду на ваш монастырь.  Я не знаю, что творится в башке у хозяина лаборатории. Да, возможно, в открытую совсем он нападать не будет: один звонок в Цитадель, сопровождаемый звуками боя в качестве фона – и всё. Напавших гарки в морской узел завяжут. Но я не знаю, есть ли у него мой генетический материал. Если есть, то он, наверное, сможет действовать точечно… А может, и нет. Является ли он магом я не знаю…
Тоннель, не отличающийся чистотой и приятными запахами, стелил покрытый землёй и грязью пол под ноги. Надя петляла, стараясь обходить спуски вниз и приглядываясь к круглым люковым отверстиям. Она хотела удалиться от лаборатории подальше, прежде, чем выбраться наверх, но, сказать честно, опасалась, что просто заблудится, вынырнув где-нибудь в районе Площади Трёх Вокзалов. Выглядывать же чуть ли не из каждого люка модификантка опасалась – больно подозрительно выглядеть будет эта пародия на самочку суслика, выглядывающего из норы. Больно хорошо «суслик» одет для «бесхозного животного».
В конце концов, Вафля выбрала люк, чем-то ей приглянувшийся настолько, что она воспылала к нему прямо-таки негритянской страстью, решив в качестве выхода использовать его.
- Выбираемся. – задумчиво оглядев люк, кивнула девушка. - Манси, ты можешь на этот люк морок накинуть, чтобы нас, вылезающих из канализации, не увидели? Не тянем мы на сантехников как-то, а кроме них да осов сюда никто не полезет…
Выбравшись на улицу, Вафля какое-то время просто стояла, привыкая. Она и не понимала, насколько отвыкла уже от пусть и загазованного, но всё же куда более свежего, нежели в помещении, воздуха, от звуков, обычных для большого города. Смех и слёзы, конечно, но Надя едва не свалилась на Элегию, с закрытыми глазами шарахнувшись назад, стоило лишь вскарабкаться по скобам лестницы и выпростать себя из люка.
Неуютно… А раньше вполне себе привычна была…
Передёрнув плечами, синеволосая помогла эрлийке люк на место и задалась другим вопросом, не менее животрепещущий и важный.
- Допустим, ты спрячешь меня у себя. Но это чревато…- Вафля почесала переносицу, приподняв оправу очков. - Я же не знаю, что предпримет хозяин, узнав, что я сделала злые ноги из лаборатории. Может он воспользоваться генетическим поиском или нет, мне так же не известно – для этого надо знать, маг ли он или, если не маг, то есть ли кто-то, кому он может доверить этот самый поиск… В общем, достаточно уже того, что я, возможно, подставляю под удар и тебя, и всю Обитель. До которой ещё добраться надо… но это отдельная песня, которая вполне решаема, я думаю… В свете сказанного, не кажется ли тебе, что проще мне обосноваться где-то ещё, не подвергая опасности монастырь? Мне кажется, что когда брат Ляпсус и отец Динамус услышат, почему я хочу спрятаться и откуда я сбежала, меня на порог не пустят. Именно, чтобы не оказаться под ударом. Обитель, конечно, сохраняет нейтралитет, но это не значит, что на неё не могут напасть. Ну по крайней мере, постараться это сделать. Не помню, чтобы эрлийцы отличались любовью к стрельбе по движущимся мишеням и размахиванию колюще-режущим оружием. И охраны у Обители нет за ненадобностью: свои лечатся, чужие не знают. Да к тому же вы у навов, как у Спящего в подштанниках - тепло, сухо, хлебно и даже мухи не кусают.
Оглядеться, нет ли чего напрягающего, убедиться, что нет, успокоиться и неторопливо пойти в сторону Ленинградки, но не выбираться из дворов. Так думала Надя поначалу, но быстро поняла, что хозяин лаборатории едва ли будет расспрашивать о ней прохожих, а вот во дворах, где народу не так много, засечь её проще некуда. Значит, надо идти по оживлённому проспекту. Вафля поправила лямку бело-голубого рюкзака, и неторопливо потрусила к магистрали.
- Мне же не хочется стать из друга нежелательной гостьей, а при том раскладе, какой сейчас имеется, это вполне реально. Для того же, чтобы этого не случилось, надо найти что-то ещё, какое-то место на нейтральной территории, где меня искать будут в самую последнюю очередь, но такое, чтобы не подставить никого под удар. Думаю, искать меня в первую очередь будут по всяким чердакам-подвалам и лесам. Лично хозяин лаборатории едва ли сподобится, на тех, кто остался в лаборатории, можно надеяться – врать будут, как сивые единороги. Вопрос в том, притащит ли он кого с других лабораторий или нет. Если да, то керосиново будет. Не тебе, конечно, а мне…
Домой тоже нельзя возвращаться – семью подставлю под удар. Мои неприятности – это мои неприятности, им о них знать не стоит. Тем более, что тогда ещё и о Тайном Городе им рассказывать придётся. Поверят ли? Едва ли, решат, что сочиняю. А значит, молчим. В идеале надо бы мобильник вырубить, чтобы по нему найти было нельзя, но тогда маму и бабушку придётся от инфаркта лечить. Точнее, маму от инфаркта, а бабку сразу от инсульта… если получится.
- Я бы поинтересовалась, есть ли у тебя идеи, но, боюсь, ситуёвинка вырисовывается не сахарная. Разве что у тебя кто-то из знакомых на юга уехал и надо за хатой присмотреть, но на такое надеяться не приходится. Вариация относительно пряток в Цитадели отпадает, как панты у марала** по весне: не греет меня пребывания там, хоть и знаю, что к навам ни одна холера не полезет из-за чреватости сурового огребания по шее так, что останется в коробочку останки ссыпать, перевязать это сооружение розовой ленточкой с надписью "От Нави с любовью"...В общем, нужно какое-то озарение относительно убежища.
_______________________________________________
** Панты - неокостневшие рога благородного оленя, подвидом которого является марал. Имеют большую ценность благодаря своим лечебным свойствам: спиртово-водный экстракт, выделяемый из пантов, используется в фармакологии как общетонизирующее и адаптогенное лекарственное средство, используемое в составе комплексной терапии при переутомлении, неврастении и артериальной гипотензии.
Пантовое оленеводство возникло уже давно и распространение получило на Алтае.

Отредактировано Надежда Вайфэль (2015-06-11 22:13:21)

0


Вы здесь » Тайный Город » Наследники » Москва, где-то под землей>>20 ноября, 18:00